Полицейский фактор демократизации Узбекистана

ПОЛИЦЕЙСКИЙ ФАКТОР ""ДЕМОКРАТИЗАЦИИ"" УЗБЕКИСТАНА

Владимир НУРМУХАМЕДОВ специально для ErkinYurt из ТашМента:

Несколько дней назад в одном из ташкентских кафе влетел лысый толстяк с рацией. Он оказался подполковником Акмаль-Икрамовского РУВД. Используя милицейскую лексику (в которой нецензурная брань состоит на 99%), он приказал всем находящимся в заведении выметаться, а менеджеру обещал крупные неприятности. Лишь потому, что заведение не закрылось ровно в 22.00 часов. И сотрудники кафе дрожали перед бабаем в штатском, который чувствовал себя настоящим паханом района. Лишь один посетитель - мой знакомый - дал достойный отпор...

***

Aдминистративная система, которая функционирует в политико-экономическом пространстве Узбекистана, несомненно, использует полицейские методы управления. Потому что достичь целей, которые в меньшей степени удовлетворяют население, но в большей устраивает власть и коррумпированных чинуш, невозможно демократическими механизмами.

В условиях независимости крен на патриархальную систему стал более явственнее, хотя вся внешняя декорация носила как бы демократический и реформаторский характер (многопартийность, независимые СМИ, третий сектор и пр.). Самое странное, он воспринимается обществом как естественный этап модели социально-экономического и политического развития Узбекистана. Ресурс, который взят на вооружение Исламом Каримовым, это не только возрождение махаллей (общин) как элемента восточного сообщества и придания им особого статуса и культ личности правителя, но и управление всеми процессами в стране приказными, административными и неэффективными с точки зрения организации и экономики методами. Здесь нет понятие свободы личности, права человека, плюрализм мнений, а есть только неофициальное право, которое сильнее законов, традиции, которые используются в общественных отношениях. Или, проще говоря: ты начальник - я - дурак. Или: нет места белым воронам в стае черных…

В Полицейском государстве Система управления за общественной безопасностью основана не на законах, а на инструкциях, закрытых документах и - самое главное - мировоззрении и менталитете сотрудников карательно-репрессивных органов строится на страхе человека перед государственной машиной. Особенность заключается в том, что носители власти не подотчетны народу, они назначаемы и их передвижение по служебной лестнице регулируются непрозрачными механизмами. Население не контролирует исполнительную власть ни через какие демократические институты - парламент спит, судьи полностью зависимы, а пресса подцензурна, даже партии подпевают правительству. Наоборот, строго следит за тем, о чем думает гражданин, что делает и предугадывает, что он хочет или может сделать. И осуществляет превентивные меры.

Разве использует в Полицейском государстве милиционер статьи Конституции, где говориться о свободе перемещения граждан, когда требует от сельского жителя регистрацию в столице Узбекистана? Или когда в ОВИРе оформляют выездные визы? Разве в Основном законе страны говориться о том, что запрещается принимать на работу УЗБЕКСКИХ граждан, которые живут за городской чертой Ташкента? Полицейскоe государствo прячется под инструкциями и другими документами, которые имеют гриф "Секретно" или "ДСП". Под этими материалами порой проходят фамилии тех, кого не следует брать на работу, публиковать в печати, оформлять документы на выезд, выдавать деньги в банках и прочее, чаще всего это диссиденты и оппозиционеры.

Несколько дней назад в одном из ташкентских кафе влетел лысый толстяк с рацией. Он оказался подполковником Акмаль-Икрамовского РУВД. Используя милицейскую лексику (в которой нецензурная брань состоит на 99%), он приказал всем находящимся в заведении выметаться, а менеджеру обещал крупные неприятности. Лишь потому, что заведение не закрылось ровно в 22.00 часов. И сотрудники кафе дрожали перед бабаем в штатском, который чувствовал себя настоящим паханом района. Лишь один посетитель - мой знакомый - дал достойный отпор.

Оказалось, что хоким города распорядился, чтобы все заведения общественного питания закрывались ровно в десять часов вечера. Разве в рыночной экономике хоким определяет, как работать бизнесмену и когда должен завершаться рабочий день у частного предприятия? Мы живем вроде бы не в Иране, где исламско-шариатские нормы требуют полного подчинения и подавляют всякое сопротивление со стороны гражданина. То есть инакомыслие (политическое и экономическое) там невозможно. И этот "позитивный" опыт применяется в Узбекистане. Таким полицейским методом мэр Ташкента решает проблемы, в числе которых проституция, терроризм, нравственность молодежи, наркомания.

Видимо, с точки зрения зверя в погонах, в кафе могут вечером отдыхать террористы, сюда легче подложить бомбу и без проблем приходят проститутки. Днем этого, наверное, быть не может, потому что в это время суток не работают часовые механизмы у бомб, бандиты вялы от жары и проститутки работают в официальных учреждениях в качестве учителей, продавщиц, бухгалтеров. И после 10 часов в кафе начинается подача пищи в виде марихуаны, героина, кокаина и "колес", так, скорее всего, рассуждают те, кто сидит в МВД.

У подполковника духа не хватило закрыть узбекский квартал "Красных фонарей" - улицу Катартал, который - это не для кого не секрет! - находится под милицейской крышей. Он не сунется в найт-клубы, где после 10 часов начинается стриптиз и наркота, потому что там тоже отстегивают кому надо наверху. И многие увеселительные заведения давно функционируют под криминальной и карательно-репрессивной защитой. Через эти заведения происходит отмыв теневых денег, и этот процесс также контролируется теми, кто призван противодействовать этому.

Полицейскоe государствo любит беспрекословное подчинение, но отступает перед решительностью и правдой. Поэтому подполковник сразу сник перед моим другом и стал заискивать. Потом один из официантов тихо признался: "На Катартале путаны платят ментам, а мы - нет. Поэтому нас давят".

Тахмина Раззакова из Навои уже много лет ожидает восстановление паспорта. Она имела временную прописку в Ташкенте, когда работала в университете, затем выписалась и собралась домой - в Навои. И надо же такому случиться, что на ипподроме, откуда она уезжала, у нее выкрали паспорт и деньги. И никто не хочет восстанавливать документ: в Ташкенте говорят, мол, вы выписались и к нам не относитесь, а в Навои - вы не у нас зарегистрированы. Будучи девушкой не вполне серьезной, она махнула тогда на это рукой. Но сейчас без паспорта невозможно устроиться на работу, получить прописку, поступить на учебы и вообще выйти замуж. Бегает она так по инстанциям. Безусловно, если нужно наказать за то, что Т.Раззакова своевременно не взялась за решение ситуации, - накажите, оштрафуйте, но не мучайте человека!

Вот как веселятся существа в погонах с семьей ташкентского учителя Санджара Хабибуллаева:школьника Отабека поставили на учет за правонарушение, которое совершили другие. И хотя суд в отношении тринадцатилетнего парня никакого вердикта не вынес, решили завести специальное дело на него в т.н. "детской комнате". А вдруг Отабек в будущем станет "новым узбеком" (тогда бабки с него высасывать можно, используя "тень" в его истории), или мафиози (как заблаговременно мы заметили его склонность к криминалу!), или политиком (тогда и компрoмат пригодится).

Еще жизненный пример: мой родственник недавно сел в автобус, который двигался по маршруту № 24 из массива Юнус-Абад в центр города. Все простые граждане, как полагается, оплачивали проезд. Кроме милиционера в форме. На замечание кондуктора, что нужно платить, ментозавр ответил, что и не собирается этого делать, хотя видел перед лицом наклеенный на стекло листок, где были перечислены лица, имеющие льготы по проезду. Мой родственник сделал замечание, что он - офицер вооруженных сил, но оплачивает проезд, а почему , милиционер ездит бесплатно? Может, он платит больше налогов?

Существo в погонах стал мычать, что все равно не оплатит - и точка! Тут к родственнику подклеились еще двое в гражданском, которые тоже ехали в салоне и слышали разговор, они представились сотрудниками из уголовного розыска и стали жаловаться, что выходят из дома без денег, и поэтому не могут тоже оплатить за проезд.

- Слушайте, - вскипел родственник. - Я работаю не меньше вас и не скулю. Я беру деньги на проезд, потому что это моя обязанность - платить за транспортные услуги. Вы же выходите на работу без денег, потому что уверены, что все получите бесплатно, вон, даже кондуктор боится к вам подходить - всех людей запугали в стране. Более того, к концу рабочего дня вы "заработаете" на ужин, причем немалую сумму. И нечего мне мозги компостировать сказками!

Существa в погонах - в форме и гражданских - стали шуметь, доказывать свою правоту.

16 июля часов в пять вечера я проходил мимо метро станции Хамида Алимджана, когда молодой сержант остановил меня и других прохожих. "Стойте там и не двигайтесь!" - приказал он тоном, не терпящим возражения. И какого же было его изумление, когда я стал требовать объяснений.

Существo в погонах в "Мерседесе" проехал, не взглянув на нас. Его чванство оказалось выше прав человека. Это явственно ощущалось из окон охранников, которые растопырили во все стороны дула автоматов, готовых палить по любому, кто покажется подозрительным. Тип в сержантских погонах разрешил нам двигаться дальше, едва кортеж скрылся из виду. А я вспомнил поездку в Данию, где мне показали премьер-министра, который приезжал на работу на велосипеде и без всякой охраны. Он не мог себе позволить находится под особой защитой, которой не обеспечены рядовые датчане. Полиция охраняет всех одинаково - и никаких привилегий. Потому что есть специализированный закон о полиции.

Хотя следует заметить, что полицейский метод - это свойство не только милиции, но и всех силовых структур Узбекистана. Так, мой коллега Бобомурод Абдуллаев поехал в поселок Черняевка, чтобы на узбекско-казахстанской границе встретить супругу с детьми. Однако его не выпустили из республики. Пограничники угрожали ему наручниками, показывали бумаги, подписанные еще премьером Султановым, что без справки запрещается въезжать в страну, с которой установлен безвизовой режим. Интересно то, что на казахстанской стороне никто не требует подобной бредятины. И Бобомурод не смог пробить стену полицейского государства.

С этим столкнулся и сотрудник одного ННО, который занимается реализацией проекта по развитию туризма в Ташкентской области. Ему позвонили некий Джахангир, который отказался сообщить фамилию и звание, орал, что этого знать никому не следует, поскольку пограничники - самые секретные люди в Узбекистане. Он говорил, что проект грозит безопасности республики, и что запрещается напрямую отправлять письма в Комитет по границе, а нужно сначала согласовать все вопросы с МИДом. Причем тут МИД? А почему не министерство здравоохранения или агентство "Узстандарт"? !

Да, и сам МИД полон этого полицейского идиотизма, несмотря на то, что министр еще относительно молодой (впрочем, идиотизм не имеет возраста). По-полицейски просто и без объяснений дипломаты отказывают в аккредитации иностранным журналистам, вычеркивают из списков независимых корреспондентов, которые желали присутствовать на тех или иных пресс-конференциях. Даже во время церемонии отпевания бывшего представителя ООН Ричарда Конроя в Римско-католической церкви сотрудники Госпротокола не допускали журналистов (грозили даже применить силу) в чужое здание, поскольку им поручили стать дипломатическими полицейскими (об этом сообщил мне корреспондент НИА "Туркистон-пресс"). Точно также мидовцы отказывают в визе таджикам и кыргызам, ибо полицейскоe их чутье видит в каждом иностранце террориста и покусителя на независимость Узбекистана. Как видно из этого, паранойей страдают многие дипломаты.

Парадоксально, но с полицейским идиотизмом в Узбекистане проводят реформы в экономике и политике, подписывают контракты, составляют межправительственные договора, реализуют проекты. Идиотизм присутствует в разговоре начальника с подчиненным, милиционера - с гражданином, врача - с пациентом, преподавателя - со студентом. Складывается впечатление, что суть всех преобразований заключается в поддержке Государственного Идиотизма и изменении его окраски под цвет независимости, суверенитета, национальной идеологии, модели из пяти принципов и семи приоритетов, мысли и идеи человека, определившего эпоху, и прочего. И предлагаемая этим государством демократия - это обычный, рядовой Идиотизм.
19.07.2004


Загрузка...

Эксперт. Значения слова эксперт в толковых словарях:

Толковый словарь Ожегова. Эксперт. - специалист, дающий заключение при рассмотрении какого-нибудь вопроса. Пример: Судебные экперт.
Ефремова Т.Ф. Толковый словарь русского языка. Эксперт. Специалист в какой-л. области знания, привлекаемый для того, чтобы высказать свое мнение, дать заключение по какому-л. делу, вопросу.

Дайджест новостей
On Top