Наследник Назарбаева Карим Масимов. Кому отдаст власть Елбасы?

Карим Кажимканович Масимов бьет рекорды пребывания на боевом посту премьер-министра республики Казахстан. Шутка ли. Уже скоро пять лет стукнет. Конечно, на фоне двух с гаком десятилетий, на протяжении которых страной правит Нурсултан Назарбаев, пятилетка Масимова может показаться одним моментом. Но ведь то – лидер нации. Практически Памятник. А тут еще вчера никому не известный чиновник без роду и без племени. Но именно он может стать президентом Казахстана уже завтра. Такие слухи наводнили Москву, а сам Карим Кажимканович опровергать их не спешил. Зато он с регулярной настойчивостью появляется на основных каналах российских СМИ. Таким образом, обыватели обеих стран готовятся к мягкой смене режима в Казахстане – стране, ставшей ключевым стратегическим союзником во всех последних российских «политических комбинациях».

Сложившаяся ситуация выглядит особенно незаурядной, если учитывать национальный фактор. Масимов – уйгур. И этот факт, тщательно скрываемый многочисленной армией советников премьера, секрет полишинеля в самом Казахстане. А тут еще недавно российские власти «постарались» – во время недавней встречи премьеров России, Казахстана и Белоруссии журналисты получили справку, подготовленную в недрах аппарата Шувалова, в которой черным по белому против фамилии Масимов значилось –уйгур. Сам по себе этот факт не так важен. Но в Казахстане это должно сделать непроходной кандидатуру Карима Кажимкановича даже в условиях дворцовой политики.

Ни один из трех влиятельных жузов страны не рискнет выступить с поддержкой такого претендента. А о том, чтобы попытаться протолкнуть кандидата в президенты в обход жузов, говорить не приходится. Это не удалось даже в советские времена, когда попытка поставить на «чужака» Колбина привела в декабре 1986 года к волнениям в столице. Вряд ли кто-то решится повторить такой сценарий, тем более нынешние правители прекрасно понимают, что при всей своей внешней грозности, нынешний политический режим Казахстана разлетится вдребезги при первых же массовых уличных выступлениях.

В чем же тогда секрет политического долголетия и жизнеспособности больших амбиций Карима Масимова? Если коротко, то его можно объяснить очень просто. Клан Назарбаевых обязан Масимову решением самых насущных своих проблем. Именно Масимов сумел окончательно и бесповоротно погасить «Казахгейт» – дело об откатах, которые получал … (указана фамилия. – «D») от крупнейших концернов за предоставление права вести нефтяной бизнес в Казахстане. Дело дошло до суда. Представленные документы однозначно указывали на наличие взяток, фамилия … (указана фамилия. – «D») была озвучена в официальном обвинении прокуратуры. А потом... все стихло. Роль пожарника взял на себя Масимов, который сумел укротить американскую правоохранительную машину.

Защитив семью …(указана фамилия. – «D»), Масимов сумел помочь ей вывести капиталы из-под удара западной фемиды на Дальний Восток – в регион, в котором сам премьер имеет колоссальные политические и деловые связи. Здесь семейные фонды находятся в целости и сохранности. До тех пор, конечно, пока в целости и сохранности пребывает сам премьер. За все, конечно, надо платить...

Так или иначе, но после занятия премьерского кресла дела у Китая в Казахстане резко пошли на лад. Особенно в наиболее чувствительных для восточного колосса вопросах –энергетической и продовольственной безопасности. Китайские компании получили добро на масштабную скупку казахских нефтяных активов, построили нефтепровод и стали вести переговоры об аренде огромных сельскохозяйственных территорий для их хозяйственного освоения.

В качестве крыши для реализации китайской стратегии Карим Масимов использует среднего зятя «отца казахстанской нации» Назарбаева Тимура Кулибаева. Тимур Аскарович в отличие от старшего зятя Рахата Алиева, о своих политических амбициях громко не заявляет, но в поддержке для проведения операций в Китае и окрестностях заинтересован, пожалуй, еще больше самого тестя. Так что, сегодня дуэт «Масимов-Кулибаев» – это, пожалуй, посильнее кремлевского тандема будет.

Давайте назовем вещи своими именами. Премьер Казахстана реализует китайский сценарий «большой игры» для Казахстана. Ставки велики. Но Кариму Масимову не привыкать. В своей молодости он делал куда более рискованные шаги и использовал куда более шаткие крыши. Но ему всегда удавалось уйти сухим из воды. И даже стать, в некотором смысле исторической личностью. К такому выводу можно прийти, познакомившись с делом секретного сотрудника органов госбезопасности «Нурбану», появившимся недавно в Интернете. В мире большой политики агент «Нурбану» известен впрочем совсем под другим именем – Карима Масимова (файл PM Red Folder_Pages-72—74.pdf).

И если все опубликованное правда (а сомнений в аутентичности фотокопии дела нет), то Кариму Масимову действительно принадлежат лавры первого в мире известного сексота, занявшего пост главы правительства. Речь идет не просто о кадровом сотруднике спецслужбы – таких-то примеров полно. Но чтобы завербованные в обмен на деньги и покровительство сотрудники становились главами государств, таких примеров история не знает.

До сих пор самым громким делом истории политического сыска в России было дело Азефа. Возглавивший в начале прошлого века боевую террористическую организацию эсеров Евно Азеф оказался шпионом охранки, сделавшим свою карьеру под прикрытием полиции. В результате грандиозного скандала стало понятно, что главным победителем оказался сам Азеф. Но, судя по всему, лавры короля провокаторов должны принадлежать совсем другому человеку.

Юный техник

Роман с органами у Карима Масимова начался еще в средней школе. Первая его автобиография, датированная декабрем 1981 года, когда Карим учился в 10 классе, написана по всем правилам «невидимого фронта» – «не был, не состоял, не участвовал» (файл PM BLUE FOLDER KGB_1-характеристика .pdf).

Интерес самих органов к молодому Масимову имел технический характер. Наш герой учился в физико-математической школе Алма-Аты. Спецслужбы СССР в те годы опекали подобные учебные заведения, так как нуждались в способных технических специалистах. Почему их выбор пал на Масимова, не понятно, но именно его КГБ республики направляет учиться в Высшую Краснознаменную школу КГБ СССР. Но на технический факультет. Такая «вспомогательная» специализации не слишком удовлетворяла нашего героя. Ему, очевидно, хотелось стать обладателем настоящей шпаги и настоящего кинжала.

Осенью 1984 года студент Масимов подает рапорт о переводе на факультет контрразведки. Это уже не просто «группа технической поддержки», а настоящая школа шпионов. Но вместо этого наш герой отправляется... на срочную воинскую службу. Дело в том, что по формальным основаниям перевестись с технического факультета на другой было невозможно. Надо было поступать (фактически после четвертого курса) в институт заново. Курсант Масимов делает свой выбор и отправляется служить. Правда, не с автоматом наперевес. Он проходит срочную в специальном подразделении, которое занимается прослушкой радио. А дальнейший ход событий оказался и вовсе совершенно неожиданным. Весной 1985 года, уволившись со службы, Карим Масимов действительно поступает на первый курс.

Но вовсе не в школу КГБ. Он делает выбор в пользу вполне себе гражданской профессии и идет в Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы (РУДН). В принципе, такой головокружительный кульбит в биографии «стажера» можно объяснить двумя разными причинами. Либо наш герой просто разочаровался в профессии меча и кинжала и просто решил завязать с разведкой. Либо, скажем так, вместо контрразведки наш герой выбрал прямую ей противоположность.

Если допустить именно такой вариант, то становится понятным, зачем понадобилась срочная служба – так всегда можно было объяснить относительно поздний срок поступления в вуз в середине 80-х годов, когда служить забирали всех, кроме студентов звездных Физтеха, Бауманки, МИФИ и мехмата МГУ.

К тому же история с «разочарованием» серьезно противоречит дальнейшему развитию событий в жизни «стажера». Его шпионская карьера только начиналась. В 1985 году наш герой поступает на элитный факультет экономики и права РУДН, где специализируется на изучении английского и арабского языков. Проходит еще три года учебы и жизнь Масимова, снова делает радикальный поворот. В 1988 году студент уезжает в Китай – доучиваться там. В общем, понятное движение с точки зрения перемещения политических приоритетов СССР в то время – от Ближнего к Дальнему Востоку. Правда, непонятно, какое это отношение имело к студенту Масимову.

В Китае Масимов провел три года – в Пекинском институте иностранных языков и в Уханьском университете. В 1991 году он получил самый настоящий китайский диплом. Но использовать полученные навыки и наработанные связи молодому специалисту оказалось негде. Страна, интересы которой готовился защищать наш герой, прекратила свое существование.

Шпион с инициативой

Столкнувшись с новой реальностью, молодой, но ранний специалист Карим Масимов попытался трудо­устроиться в новорожденном Министерстве иностранных дел Казахстана. Однако наткнулся там на стену глухого непонимания. Перспективы длительных поездок за рубеж привлекали в тот момент в министерство куда более влиятельных «специалистов», что называется, «со связями». У Масимова таких связей не было. И карьера дипломата прошла мимо.

Зато у нашего героя были контакты другого рода. В личном деле Масимова есть несколько любопытных документов, которые показывают, каким образом молодой специалист оказался сексотом. В июне 1991 года офицер действующего резерва майор Батаев С.Б. (по другой информации – Бакраев) (эти люди обычно работают в кадровых отделах гражданских учреждений, присматривая потенциальных кандидатов в агенты) обращается к руководству КНБ с пространной запиской. Она содержит несколько пространных пассажей, в которых автор сетует на то, как остаются без должного внимания новые люди с хорошим образованием, полученным в других странах, в частности в Китае. А затем без особых обиняков автор обращает внимание на одного из таких специалистов – Карима Масимова и тут же предлагает завербовать его. (PM Red Folder_Pages-41—43.pdf).

Тем не менее ценное соображение товарища Батаева осталось без внимания. Но майор резерва проявил настойчивость. И в январе 1992 года в деле появляется новое обращение примерно с тем же содержанием. На этот раз машина сделала решающий оборот, в результате чего Масимов был завербован.

Какими резонами руководствовался майор Батаев? И почему он был столь настойчив? Не надо обладать большой фантазией, чтобы предположить, что Масимов сам предложил свои услуги, воспользовавшись старыми контактами. А заодно и решить свою личную проблему трудоустройства.

Тем не менее ждать, пока бюрократическая машина инстанций придет в движение, молодому специалисту было некогда. Ему пришлось трудоустроиться в Министерство труда и занятости на должность начальника отдела внешних связей. Помогло знание языков. По информации КНБ, Масимов владел китайским, английским, арабским языками, а на бытовом уровне – уйгурским. Про знание казахского языка – информация противоречивая. По информации органов, Масимов «может и стремится общаться на казахском языке». Но в одном из отчетов агент органов, лично знакомый с Масимовым, рассказывает о незнании им казахского языка и болезненных по этому поводу переживаниях нашего героя (PM Red Folder_Pages-99—100.pdf).

Работа в Министерстве труда была слишком рутинной для жаждущего приключений и авантюр молодого Масимова. Он все еще грезил работой в МИДе, и эти грезы исправно транслировали в органы его кураторы из органов. Но с МИДом так и не сложилось. И тогда наш герой останавливает свой выбор на Министерстве внешних экономических связей (МВЭС), предполагая стать представителем Казахстана в ставшем уже родным городе Урумчи – столице Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР. В итоге Масимову удалось реализовать сразу две идеи – стать шпионом и сотрудником МВЭС и сделать это почти одновременно.

День рождения «Нурбану»

Агент «Нурбану» появился на свет 16 июня 1992 года. В этот день органы, согласно материалам досье, завербовали Масимова. Имя своего второго «я» по сообщению оперативников Масимов выбрал сам – в честь своей бабушки. Странный выбор для шпиона, который дает богатое поле для фантазии. Органы с этим выбором, впрочем, согласились, хотя вряд ли правила подбора псевдонимов в спецслужбах одобряли такую практику. Оперативники обратили внимание на то, что новоявленный шпион был неплохо осведомлен о методах агентурно-оперативной деятельности.

По ходу дела также выяснилось, что в период учебы в Китае кандидат выполнял «отдельные поручения» сотрудников пекинской резидентуры КГБ СССР – «освещал некоторых стажеров и студентов из числа иностранцев и китайцев, обучающихся в Пекинском институте иностранных языков» (так в тексте записки). Это было вполне привычное занятие для Карима Масимова. Там же поясняется, что еще во еще время учебы в Университете Дружбы народов он информировал своих кураторов из 5-го управления КГБ (идеологическая борьба) об обстановке в университете, а также представлял информацию на иностранных студентов. За эти заслуги, объяснил своим вербовщикам Масимов, его и послали учиться в Китай. (PM Red Folder_Pages-68—71.pdf).

Заметим, что российские спецслужбы весьма оперативно узнали о том, что Масимов завербован казахстанскими коллегами. Они даже начали зондировать почву на предмет использования перспективного агента в своих целях. На контакт с «Нурбану» вышел доцент РУДН Смородинов, который курировал его еще во времена учебы. (PM Red Folder_Pages-90—91.pdf).

Узнав об этом, казахстанские спецслужбы всполошились и на всякий случай вообще запретили Масимову вообще упоминать о факте учебы в Высшей школе КГБ и работе на пятое управление. Этот запрет выглядел более чем смешным, учитывая, что в архивах КГБ хранились все материалы по делу Масимова. Так что у российских спецслужб, очевидно, были серьезные аргументы для «серьезного общения» со своим подопечным. Возможно, остались они и сегодня.

В свою очередь, из отчета оперативников следует, что агент «Нурбану» сообщил некие дополнительные сведения о российских гражданах, проживающих за рубежом. Одним словом, азефовщина началась с первого же момента работы агента «Нурбану». Кто на кого работал в это время, сейчас сказать крайне сложно. Но можно не сомневаться – если публичного скандала не было, значит, это «кому-то нужно». И кто-то умело использует многочисленные следы деятельности «Нурбану» в своих целях.

Доверенное лицо органов

В августе 1992 года Карим Масимов отбывает на службу в Урумчи. Точнее сказать, «на службы». Ведь теперь он был не просто чиновником-экономистом, а самым настоящим секретным осведомителем. Пытаясь извлечь выгоду из новой ситуации, молодой, но быстрый агент попробовал даже использовать новое положение и пробить себе дипломатический паспорт, «как у начальника». Правда, в ответ на эти просьбы получил серьезную отповедь.

Накануне отъезда, как сообщают оперативники, «в обусловленном месте, отвечающем требованиям конспирации, проведен инструктаж агента «Нурбану». В общем, все было обставлено как в лучших фильмах шпионского жанра. Нового сотрудника, как водится, даже предупредили о возможных попытках провокаций. Это уже было лишним. Агент был готов к ним.

Более того, он самостоятельно проинформировал органы об интересе к его личности некой китаянки, которая «пыталась выяснить подробности его личной жизни и предложить свои услуги для решения бытовых проблем в Китае». Испугавшись столь активных притязаний, «Нурбану» поспешил ее сдать органам – от греха подальше. Завертелась машина проверки, в которую было вовлечено немало людей. Чем закончилась эта история, мы не знаем, но семья Масимова была сохранена.

Аналогичными отчетами агент «Нурбану» кормил органы в течение пяти лет. Регулярно представлял наводки на китайских граждан, подозреваемых в сотрудничестве со спецслужбами КНР, составлял списки, а также списки иностранцев, представлявших, по мнению агента, интерес для разведки Казахстана. (PM Red Folder_Pages-92.pdf)

Кураторы агента из Инстанции (именно так в тексте пояснительной записки в деле Масимова) были вполне довольны полученной информацией. Но проверить ее реальную ценность невозможно, в деле нет таких оценок.

Родная крыша

В деле «Нурбану» упоминаются некие информационные материалы «по внешнеэкономической тематике в сфере казахстанско-китайских отношений, а также контрабандных операциях через государственную границу». К примеру, во время очередной пьянки некий Березовский (не тот) признался «Нурбану», что регулярно занимается организацией переправки казахстанских металлов в Китай через Киргизию, делая это по заказу чеченской преступной группировки.

Такая информация в новые времена имела не только большое значение, но и определенную стоимость как экономическую, так и политическую. Использовать ее также можно было в самых разных целях и направлениях. И наш герой очень быстро научился извлекать пользу от своей работы на органы. Теперь уже органы работали на него.

В 1993 году Масимов становится одним из коммерческих директоров компании «Акцепт», которая занималась поставками ширпотреба из Китая в Казахстан, и возвращается на Родину. Связь с органами он не теряет, а мечтает развернуть на полную мощь свою торговую деятельность. У «Нурбану» появляются планы открытия в Алматы производства ширпотреба на оборудовании, поставленном из Китая. (PM Red Folder_Pages-122—123.pdf).

Зачем понадобилась такая сложная схема в ситуации, когда стоимость таких товаров, произведенных в самом Китае, была запредельно низкой? Все дело в том, что поставки в то время на Западе квотировались, что ограничивало возможности экспортеров. Перенесение этого производства в Казахстан позволило бы, просто приклеив на товары бирку «Сделано в Казахстане», этих квот избежать.

Понятно, что никакого производства, кроме перешивания ярлыков, в Казахстане не было бы. Тем не менее органы, в которые обращается за советом и поддержкой секретный сотрудник, готовы были «задействовать наши возможности» (так в тексте одного из документов). Другими словами, агент «Нурбану» искал банальной крыши для себя и своего бизнеса.

Такого рода историй в деле несколько. Все они весьма характерны как для того времени, так и для самого «Нурбану». Однажды он предпринял целую операцию по спасению от уголовного преследования в Казахстане некоего Абдуллы из Китая, который привез с собой миллион долларов наличности для оплаты, но мог лишиться этих денег из-за многочисленных нарушений законодательства. «Нурбану» убедил органы в том, что Абдулла представляет собой интерес для КНБ, в результате чего «вопрос был решен». (PM Red Folder_Pages-124—126.pdf).

«Решение таких вопросов» стало очевидным конкурентным преимуществом Масимова, что впоследствии сослужило ему полезную службу при продвижении по государственной лестнице. Неудивительно, что при такой поддержке агент «Нурбану» мог позволить себе участие в весьма рискованных предприятиях, а потом выходить из них сухим и не невредимым.

В 1994 году Масимов становится руководителем Казахстанского торгового дома – совместным предприятием Министерства промышленности и торговли Казахстана и австрийской фирмы «Нордэкс». Австрийскую сторону в этом предприятии представлял предприниматель с весьма специфической репутацией – Григорий Лучанский, по определению журнала Time «самый ловкий непойманный преступник в мире» (по некоторым слухам, также связанный с органами госбезопасности).

В этом бизнесе Масимов-«Нурбану» отвечал за самую сложную часть – вывоз из страны цветных и редкоземельных металлов. Используя КНБ в качестве крыши для сопровождения грузов, Масимов одновременно предлагает поискать иностранных партнеров для коммерческих структур самого КНБ.

Нет ничего удивительного, что столь востребованный гражданин Карим Масимов уже через год превращается в молодого преуспевающего банкира. Он возглавляет только что созданный «АТФ-банк». Созданный как центр операций для ближнего окружения властного клана, банк с самого начала своей деятельности оказался втянут в целую серию весьма специфических операций, включающих в себя финансирование поставок оружия. Какую роль в этой ситуации выполнял сам Масимов? На кого он работал в этот момент?

Таким же вопросом задавались в свое время исследователи деятельности уже упомянутого Азефа. На кого работал тайный осведомитель Департамента полиции, когда возглавляемая им боевая организация эсеров совершила убийство московского градоначальника и дяди императора Великого князя Сергея Александровича? Точного ответа на этот вопрос так и не было получено. Но скандал после раскрытия Азефа был грандиозный, который похоронил карьеру революционера и фактически похоронил репутацию партии эсеров.

А теперь давайте попробуем оценить ситуацию применительно к нашему герою. Глава банка, планирующий весьма специфические финансовые операции, по долгу службы обязан сообщать о них своим кураторам из Ведомства. Именно применительно к таким ситуациям и возникло понятие «агент-провокатор» – человек, который не просто информирует органы о незаконных действиях, но фактически является их организатором.

«Нурбану» заметает следы

Понимая, что чем выше поднимается по служебной лестнице, тем сложнее будет сохранить инкогнито, агент «Нурбану» стал ограничивать свои контакты с органами и просил сократить оперативную нагрузку. Переломным в жизни тайного агента «Нурбану» становится 1997 год. В марте сотрудник КНБ Бакраев (тот самый, который еще в 1992 году завербовал героя, а потом постоянно «вел» его) обратился к первому заму КНБ Маметову с письменной просьбой перевести агента «Нурбану» из категории активных агентов в категорию доверенных лиц.

Известно, что бывших шпионов не бывает, и никто списывать окончательно ценного кадра не хотел. Но с формальной точки зрения предложенный перевод означал уничтожение рабочего дела и сдачу личного дела агента «Нурбану» в архив – подальше, что называется, от посторонних глаз (PM Red Folder_Pages-21—22.pdf).

Тем более что, судя по жалобам Масимова, о его сотрудничестве с органами стало знать слишком много людей. В условиях постоянной кадровой чехарды органов госбезопасности Казахстана это угрожало перспективам его карьеры. В марте 1997 года было принято решение уничтожить рабочее дело агента, а личное дело передать в архив. Все должны были забыть об этой странной истории, ведь к тому времени Масимов переходит в высшую лигу игроков. В сентябре 1997 года он возглавляет «Народный сберегательный банк Казахстана», в августе 2000 года становится министром транспорта и коммуникаций, в ноябре 2001 года вице-премьером, а затем помощником президента, пока, наконец не стал премьер-министром Казахстана в 2007 году.

Впрочем, радужным мечтам бывшего агента, а теперь уже доверенного лица органов Масимова о том, что все забудут о его шпионском прошлом, сбыться не удалось. Первая попытка поднять дело из архива предпринимается уже осенью 1997 года. А в 2001 году начальник управления по городу Алматы созданной Службы внешней разведки «Барлау» Дуйсенов принимает решение восстановить связь с «архивным агентом» (так в тексте постановления). И личное дело «Нурбану» вновь поднимается из архивных подвалов. Только мы не знаем, в каких еще ведомствах есть рабочие и личные дела казахстанского Азефа.

В интервью \"Республика\" казахский политик и бизнесмен Мухтар Аблязов высказал мнение о возможных преемниках президента Нурсултана Назарбаева и будущем Казахстана при новом лидере страны.

Напомним, Мухтар Аблязов сейчас находится в тюрьме во Франции. Его экстрадиции требуют Россия и Украина, за которыми стоит Казахстан во главе с Назарбаевым.

- Мухтар Кабулович, одна из популярных тем в Казахстане — кто станет политическим преемником Нурсултана Назарбаева. Можете спрогнозировать, кто это будет и сколько этот преемник, придя после Назарбаева, продержится в кресле главы государства?

- Очевидно, что преемник Назарбаева законсервирует политический режим, как это произошло в Туркменистане и даже России.

Владимир Путин, после прихода к власти, шаг за шагом возвращал страну в модернизированный СССР. И ему это было легко сделать, так как при Ельцине были заложены только основы демократической системы, а серьезные политические реформы не были проведены. Страна в целом оставалась советской, авторитарной. Поэтому Путин легко развернул государство, которое только начало перестраиваться на демократический путь развития, назад в СССР.

В Казахстане же в этом смысле преемнику Назарбаева и бороться будет не с кем. Ведь созданный елбасы режим дает возможность политической верхушке красть миллиардами. Она крала вместе с Назарбаевым, поэтому не заинтересована в политических реформах, так как в этом случае им рано или поздно пришлось бы отвечать за свои преступления. Поэтому реформ от любого преемника Назарбаева не следует ожидать.

- А кто, на ваш взгляд, сможет сменить Назарбаева?

- На мой взгляд, есть несколько человек, которые могут прийти к власти. Но они все должны дать гарантию безопасности семье Назарбаева, что не будут отняты ее богатства, не будут преследовать ее членов и т.д.

Самая реальная фигура из тех, кто может прийти к власти, это Карим Масимов. Он стал частью самого Назарбаева, его плотью и кровью, как думает сам елбасы, а Карим всеми силами его в этом мнении убеждает и укрепляет.

- Чувствуется скептицизм в этом Вашем утверждении...

- Назарбаев долгие годы подбирал во власть людей, которые были бы не только лояльны лично к нему, но и опутаны различным «компроматом». Однако «компромат» работает только тогда, когда сам Назарбаев у власти, потому что только он может санкционировать арест кого-то из политэлиты, передав «компромат» в подконтрольный ему суд. А если человек уже у власти, то он этот «компромат» просто выбросит в мусорную корзину.

Народ Казахстана не выйдет на улицу, а прокуратура и судьи будут подконтрольны преемнику. Поэтому «компроматы» в этом случае не сработают, как сработали бы в демократической стране. Остаются только доверие и надежда на то, что преемник не обманет, когда придет к власти.

- Но это весьма ненадежно...

- Конечно! И в этом смысле Назарбаеву передать власть будет непросто. Насколько я знаю Карима, у него не будет иного выхода, кроме как зачистить семью Назарбаева и людей, работающих «кошельками», как например, Утемуратов, или особо доверенных, как Нуртай Абыкаев.

Эту практику можно проследить на примере Туркменистана. В течение нескольких лет произошла полная зачистка окружения Туркменбаши, членов его семьи, его памятников и портретов. Теперь там культ другой личности. И это необходимо, если преемник хочет остаться у власти. Ведь родственники, например, Назарбаева и его доверенные лица будут считать себя тоже властью.

- Прямо скажем, неутешительный прогноз для людей, приближенных к президенту.

- В авторитарной стране власть может быть только у одного человека. Власть в авторитарной стране не делится. Именно поэтому все окружение Назарбаева будет зачищено. Вопрос только в том, как и насколько жестко.

Например, Утемуратов, возможно, сохранит часть собственности за рубежом, если поделится с Масимовым и присягнет ему на верность. А с учетом того, что у Утемуратова нет реальной поддержки среди нынешней политической верхушки, то он не будет воевать с Масимовым за власть. Ему важно, чтобы ему сохранили часть капиталов. У него есть шанс, что Масимов его не посадит в тюрьму, но только в том случае, если он успеет покинуть страну. В противном случае он будет арестован немедленно. Карим даже не станет ждать год или два, настолько он негативно относится к Утемуратову.

- А остальные?

- Масимову понадобится не менее двух лет, чтобы осторожно демонтировать чиновников во власти, которые были лояльны Назарбаеву. Это некоторые министры, или такие люди, как руководитель администрации президента Нурлан Нигматулин, которые имеют собственные политические амбиции, но способны быстро перебежать из лагеря в лагерь, чтобы выжить. Однако Карим их лично хорошо знает, поэтому они где-то мягко, а где-то и жестко, будут отстранены от власти с возможной посадкой в тюрьму.

- И даже такой старый и верный соратник елбасы как Нуртай Абыкаев?

- Нуртай Абыкаев не имеет сильных политических амбиций, он неконфликтный, поэтому у него есть шанс остаться целым и невредимым, тихо уйдя на пенсию.

А вот, кстати, у Имангали Тасмагамбетова нет таких шансов. Он очень амбициозный и у него много врагов. Поэтому Карим расправится с ним быстро и жестко. Хотя его будет, возможно, защищать Тимур Кулибаев. Но это заступничество не поможет, потому что Имангали опасен для Карима. Думаю, что он после Назарбаева на свободе не пробудет и года.

Таким образом, в течение максимум двух лет Масимов полностью зачистит членов семьи Назарбаева и его близких компаньонов. Затем начнется демонтаж памятников елбасы, чтобы в течение четырех лет сама память о Назарбаеве либо стерлась, либо осталась негативной. Потом будет попытка создать новый культ — повторюсь, это необходимо автократам, чтобы удержать свою власть.

- Как долго Карим Масимов может быть во власти?

- Больше любого другого претендента или преемника. Этот человек просочился во власть, стал частью Назарбаева. У него везде расставлены свои люди, и он наиболее подготовленный с точки зрения перехвата власти. И более гибкий и современный относительно членов семьи Назарбаева или любого другого преемника.

- Есть мнение, что поскольку Масимов не титульной нации, то могут быть протесты.

- Национальность в любой авторитарной системе не имеет никакого значения. Шепот недовольных в «Фейсбуке» или на кухне никого не испугает. Общество настолько занято своей жизнью, что события наверху не всколыхнут его до тех пор, пока в экономике сохраняется более-менее терпимая ситуация.

- Но удастся ли сохранить более-менее терпимую ситуацию Кариму Масимову?

- Здесь трудно делать прогнозы. Мировой опыт показывает, что в современной истории авторитарные системы разрушаются быстрее, чем раньше. Тем более что смена власти в Казахстане все равно приведет к конфликтам, а значит и к ослаблению власти преемника. Поэтому не думаю, что Карим сможет удерживать власть более пяти лет.

Но надо помнить, что у нас важно не только отдать власть, но и быть уверенным, что эта власть будет удержана. В том, что Карим удержит власть, думаю, Назарбаев не сомневается. Однако он не в полной мере уверен, что Масимов будет лоялен к его родственникам. Это самое слабое место в позиции Карима.

Я думаю, что Масимов будет приводить в качестве аргумента пример Путина в России, который не преследовал семью Ельцина и не ниспровергал самого Ельцина. Но там была другая ситуация.

Путин стал более-менее независимым только на своем втором президентском сроке, потому что Ельцин оставил после себя достаточно сильные политические силы, которые конкурировали за власть, обладали серьезными финансовыми и политическими ресурсами, были достаточно независимыми. Путину пришлось немало потрудиться, чтобы эти силы или встали на его сторону или были развалены, или нейтрализованы. А члены семьи Ельцина не имели политических амбиций, не были встроены во власть, не мешали Путину.

- В Казахстане другая ситуация?

- Конечно. Родственники Назарбаева — во власти, имеют политические амбиции и обладают самыми различными возможностями. Они просто так свои позиции не сдадут и будут мешать преемнику получить абсолютную власть. Поэтому любые заверения Карима Масимова и гарантии в этом случае не будут работать. Поэтому их (членов Семьи — ред.) зачистка неизбежна.

- А кого бы Вы назвали в качестве возможного преемника из числа Семьи?

- Дарига Назарбаева — наиболее вероятный преемник. Любые другие — Самат Абиш, Кайрат Сатыбалды — власть не удержат даже года, поэтому, думаю, что у них нет никаких шансов.

- А Дарига?

- Ее воспринимают как дочь Назарбаева, пусть даже и очень амбициозную, а не как политика. У нее нет никакого политического опыта, нет знания экономики. Хотя она и производит впечатление сильной женщины, но не имеет стержня. В любой критической ситуации, если она почувствует угрозу жизни, она немедленно сядет в самолет и убежит из страны.

- Вы неплохо знакомы с ее личными качествами...

- Я ее лично хорошо знаю еще со студенческих лет. Она не способна организовать серьезную борьбу и сопротивление, не обладает организаторскими навыками. Это просто тень отца. А отцы всегда переоценивают своих детей, какими бы они ни были. И никогда не смогут быть объективными.

- Поэтому Вы считаете, что Назарбаев может решиться передать ей власть?

- Может, но расставив на ряд ключевых постов лояльных, как ему кажется, людей. Например, Карима Масимова или Касым-Жомарта Токаева. В этом случае очень быстро начнется борьба за власть, в которой Дарига как самое слабое звено быстро проиграет и потеряет власть.

- Но почему?

- Она хорошо знает людей во власти, как работают те или иные механизмы системы, созданной ее отцом. Однако это механизмы Назарбаева. Как только из процесса выпадет он сам, они быстро станут другими. То есть нажатие на кнопки, что были при Назарбаеве, выдаст уже другие решения и команды.

Дарига ничего никогда самостоятельно не строила, все ей давал отец. Да она просто не успеет среагировать на ситуацию, когда все будет быстро меняться. Поэтому в случае если преемником Назарбаева станет Дарига, то начнутся заговоры и альянсы против нее, и в результате какого-нибудь дворцового переворота ее быстро сместят.

Так что если Назарбаев, совсем «ослепнув», назначит кого-то из родственников своим преемником, то никто из них не удержит власть.

- А Нуртай Абыкаев? Его эксперты часто называют в списке возможных преемников.

- С точки зрения выполнения обещаний сохранить капиталы Назарбаева и его семьи, не ломать памятники Назарбаеву и способности удержать власть, он имеет наиболее высокие шансы получить доверие со стороны президента.

И он действительно выполнит свои обещания. Конечно, он не будет раздувать и развивать культ личности Назарбаева, но и ломать ничего не станет. Его ненавидят Дарига, Сара Алпысовна, но достаточно неплохие отношения с ним у Тимура Кулибаева. Он давно с Назарбаевым, но члены семьи не могут оказывать на него серьезного давления. Они будут выдерживать с ним почтительную дистанцию.

Главное — что Абыкаев не будет их преследовать и сохранит капитал Назарбаева. Что-то новое захватить не позволит, конечно, но если они что-то потеряют, то, полагаю, компенсирует потери.

- Откуда такая уверенность?

- У Абыкаева интересы в бизнесе переплетаются с интересами группы Машкевича, у него очень близкие личные отношения с Паттохом Шодиевым из евразийской группы. Плюс с учетом его давнего присутствия во власти, нынешняя политическая верхушка его воспримет спокойно. Поэтому, на мой взгляд, передача власти ему будет мирной.

Причем, именно при Абыкаеве возможна максимальная консервация власти. Перетряска если и будет, то медленная, без громких посадок в тюрьмы, гибкая и осторожная.

У Абыкаева были дружеские отношения с Есимовым и Тасмагамбетовым, а если и были какие-то трения, то это не приводило к окончательным разрывам.

Но, конечно, мягко будут отстранены от власти Карим Масимов, Нурлан Нигматулин, а также Дарига Назарбаева. В мягком режиме будет ограничено монопольное присутствие в ряде секторов экономики и Тимура Кулибаева. Но в целом именно при Абыкаеве произойдет максимальная консервация режима Назарбаева.

- Однако Вы видите какие-то проблемы с его назначением?

- Да, Абыкаев сам уже в возрасте. Ему 67 лет и у него не все в порядке со здоровьем. А нынче есть достаточно высокая динамика политической жизни, где надо быть активным и, конечно, принимать очень много самостоятельных решений. Абыкаев же привык исполнять команды, но не формировать решение.

- Это скажется на его способности удерживать власть?

- Он, конечно, удержит власть, но через несколько лет ситуация сильно раскачается, так как решение многих проблем будет откладываться. В итоге по различным обстоятельствам — здоровье, интриги, потеря управления — он тоже потеряет власть, но потеряет так, что случится разгром всего, что связано с Назарбаевым и его семьей.

- Памятники будут свалены?

- И имя Назарбаева затоптано. Его семью станут преследовать по всему миру так, как сейчас Назарбаев преследует меня. То есть при Абыкаеве-президенте семье Назарбаева будет легко первые несколько лет, а затем начнется кошмар.

Но при других-то преемниках непростая жизнь у семьи Назарбаева начнется фактически сразу, в первый же год после ухода из власти Назарбаева.

- А как Вы расцениваете шансы Касым-Жомарта Токаева?

- Попытка назначить Токаева преемником, так как он, как и Абыкаев, действительно выполнит обещание не вредить семье Назарбаева, приведет к еще большим проблемам. Он как говорящая голова, но говорящая редко, мало и одно и то же. Его никто серьезно не воспринимает. Он просто занимает выделенное для кого-то место, чтобы при первом знаке мгновенно освободить его.

- Жестко Вы его характеризуете, однако...

- Так его гарантии и обещания ничего не стоят, потому что он не сможет за них ответить. Если его назначат президентом при жизни Назарбаева, он будет сидеть у его порога и делать то, что ему скажут. Но после Назарбаева его затянут в разные альянсы, заговоры.

Токаев зависим, внушаем. Его быстро убедят, что он тоже великий. И если Назарбаев в это верит, иногда сомневаясь и где-то стесняясь, то Токаев в это поверит безоговорочно. А с учетом того, что он не способен принимать решения, но захочет чувствовать себя лидером, то он быстро войдет в альянс тех сил, которые сами стремятся прийти к власти, будучи при этом более сильными. Эти силы очень быстро введут его в состояние конфликта с членами семьи Назарбаева, а также с Тасмагамбетовым, Есимовым, Абыкаевым, Нигматулиным, Кулибаевым.

- Что это за силы?

- Им будет манипулировать Карим Масимов, который его руками зачистит политическое поле, устранив многих своих конкурентов, и тем самым ослабит и дискредитирует самого Токаева. В итоге сам он и придет к власти.

Карим Масимов реально сейчас самый сильный игрок, и именно он реальный политический преемник. Даже если его Назарбаев и не назначит вместо себя, он оставит его на серьезной политической позиции. Кариму этого будет достаточно, чтобы перехватить власть.

- Говорят, Масимов сам не слишком-то решительный человек?

- Да, но в этом случае вопрос идет о его жизни и смерти, поэтому он будет вынужден действовать безжалостно. Все необходимые для этого качества — беспринципность, безжалостность, умение выкручиваться, врать, выживать — он уже приобрел.

- Еще в списке возможных претендентов часто упоминают Имангали Тасмагамбетова?

- Он реальный кандидат сам по себе. И его Назарбаев никогда не назначит преемником. Если имя самого Назарбаева первые два года он и не будет втаптывать в грязь, то родственников Назарбаева он зачистит очень быстро, включая Тимура Кулибаева, хотя его зять Ракишев и встроен в бизнес Кулибаева, и у них давние взаимные экономические интересы.

Кстати, у него самого будет непростая ситуация при любом преемнике, кроме Нуртая Абыкаева. У него чрезвычайно много врагов, и если будет смена власти, ему не поздоровится. Его очень жестко зачистят Масимов, Токаев и возможно даже Дарига.

- Чем он им всем так сильно насолил?

- Он воспринимается многими как решительный человек и этим опасен. Особенно его опасаются Утемуратов и группа Машкевича — основные «кошельки» Назарбаева.

Имангали более решительный и опытный политик, чем Карим. Он свободно говорит на казахском и русском языках, владеет приемами политической борьбы. В отличие от всех перечисленных преемников, он умеет быть публичным, хороший оратор, может увлечь и повести за собой людей. Долгое время был личным помощником Назарбаева, очень хорошо знает пружины власти. Способен долгое время удерживать власть, очень жесткую и авторитарную.|

- Опасный соперник?

- Я думаю, что по своим организационным и другим способностям он наиболее сильный из перечисленных преемников. И они это понимают, поэтому Тасмагамбетова не любят, боятся и готовы уничтожить при благоприятных обстоятельствах.

Имангали прекрасно понимает все политические риски при передаче власти, как понимает и то, что в списке преемников его нет. Назарбаев не верит ему и опасается его. Поэтому у него, как у Утемуратова, имеется наиболее высокий риск потерять все.

Но у Имангали есть и реальные политические возможности и амбиции, в отличие от Утемуратова, который, только думает, что он сильный политик. Одним словом, не только власть, но и жизнь Имангали окажутся под угрозой, если будет передача власти преемнику. По идее, его жизнь, капитал и будущее может спасти только дворцовый переворот, в ходе которого ему придется самому взять власть. Тем более что он сейчас возглавляет Министерство обороны. И отмечу еще, что вполне возможны его альянсы с деятелями, у которых будет такое же отчаянное положение при смене власти.

- Например, с кем?

- Я не знаю, какие сейчас отношения у Имангали с Нурланом Нигматулиным. Говорят, что очень плохие. Раньше Нигматулин был на вторых ролях у Тасмагамбетова. А с учетом того, что Нигматулина будут зачищать тоже очень жестко, вполне возможен их альянс, который будет направлен, в том числе, на дворцовый переворот.

Но, подчеркну, никакой альянс невозможен, пока у власти Назарбаев, просто он может стать для них единственным решением, чтобы остаться в живых после его ухода.

- А допускаете ли вы, что младшие дети Назарбаева, которые унаследуют его состояние, когда-нибудь смогут получить в Казахстане верховную власть?

- Ни младшие дети, ни внуки не смогут ни купить, ни завоевать власть. Им быть во власти никто и никогда уже не позволит. Как только будет преемник, у них начнется борьба не за власть, а за существование. Им важно будет сохранить жизнь и капиталы.

- Давайте подведем итог сказанному: так кому, на ваш взгляд, отдаст предпочтение Назарбаев, назначив своим преемником?

- Я считаю, что в сложившейся ситуации Назарбаев назначит преемником Масимова. В свое время Назарбаев стоял на коленях перед Кунаевым, клялся ему в верности и в итоге предал его. Поэтому он, конечно, знает цену клятвам и заверениям в любви Карима. Но у него нет выбора: все варианты имеют проблемы, о которых Назарбаев хорошо знает. А Карим при любых преемниках отвоюет власть. Не потому, что он умнее, сильнее, профессиональнее. Он просто оказался гибче, чем другие.

- Грустная на самом деле картина получилась для Назарбаева — нет ни одного приемлемого лично для него и его семьи варианта.

- Да, для Назарбаева действительно все варианты плохи. Но это природа авторитарной власти. Только демократические системы могут что-то гарантировать, так как там все построено не на личностях, а на политических институтах, которые независимы и действуют по закону. Назарбаев же построил такую систему, что ее «прелести» почувствуют вскоре все члены его большой семьи и его окружения.

Папа Карима Масимова "трясет" бизнес под благотворительность

"На посылках" у премьера Казахстана мультимиллионерша Айгуль Нуриева

Из еще не упомянутых нами в "Саге о Масимове" лиц, приближенных к главе казахстанского правительства, наиболее известны его отец Кажимкан Касымович Масимов, гендиректор «Оздоровительного центра Масимова», и бизнесмен Айгуль Нуриева, занимающая 7-е место в рейтинге самых богатых казахстанцев по версии журнала «Форбс — Казахстан».

Что касается первого персонажа, то мы можем только посочувствовать главе правительства. Но не станем уделять много внимания Кажимкану Касымовичу: желающие легко могут найти в Интернете достаточно информации об его похождениях, регалиях, талантах и всем остальном. Отметим только, что Карима Кажимкановича регулярно информируют о том, что поделывает его отец. А занимается он в основном тем, что пытается заработать/получить как можно больше денег, неважно каким способом.

Например, 16 ноября 2013 года Картжанов Бауыржан Базарбекович из национальной компании «КазТрансГаз» направил Таланту Муратбаеву послание следующего содержания: «Добрый день. По поручению Джаманбекова Алмаза Мэлсовича направляю Вам письмо. С уважением, Картжанов Бауыржан. Тел. +7 7172 55 23 13».

Письмо же это было отправлено Кажимканом Масимовым как главой фонда «Нурлы Ел».

Мы не сомневаемся, что АО «КазТрансГаз» в итоге вежливо отказало отцу казахстанского премьер-министра, причем по его прямому приказу. Ведь в противном случае Кариму Масимову пришлось бы оправдываться перед главой государства каждый день — энергии и настойчивости у его папаши с избытком, а вот гибкости и понимания обстановки явно не хватает.

Поэтому перейдем к другому персонажу — Айгуль Нуриевой. Сразу оговоримся, что в почте доверенного помощника второго после елбасы человека в Казахстане нет никаких доказательств того, что ее связывают с Каримом Масимовым не только деловые, но и личные отношения. Поэтому будем считать, что досужие разговоры на эту тему дело рук завистников главы казахстанского правительства.

["Республика", 07.12.2010, "Заказ или игра Айгуль Нуриевой?": Если вы не знаете, кто такая Айгуль Нуриева, то, по данным сайта www.geokz.tv, «Айгуль Маратовна Нуриева — доверенное лицо Карима Масимова. 34 года. Дочь Марата Нуриева, ректора Алматинской академии экономики и статистики. Места работы: «АБН Амро банк», «Народный сберегательный банк» и банк «Credit Suisse», «КазТрансОйл», «Эйр Астана» и «КазМунайГаз». Также она работала независимым директором «Казинвестбанка», «Казкоммерцбанка», «Казахтелекома» и Sat&Company. Кроме того, Айгуль М. Нуриева — руководитель инвестиционной группы «Аlnair», в состав которой входит Alnair Capital Holding. Последняя, кстати, выкупила долевое участие в двух крупных БВУ Казахстана — «Казкоммерцбанк» и «Народный банк Казахстана», а патронирует ее сам премьер-министр Казахстана. — Врезка К.ру]

[CNews.ru, 29.12.2012, "TeliaSonera заплатила $200 млн людям экс-премьера Казахстана": TeliaSonera за $205 млн приобрела телекоммуникационные активы у двух казахских бизнесменов — Айгуль Нуриевой и Раушан Сагдиевой. Обе женщины ранее работали с экс-премьером республики Каримом Масимовым. Нуриева также является местным партнером Tele2 — основного конкурента TeliaSonera. [...]

Она возглавляет инвестиционные компании Bodam и Alnair Capital Holdings, которые владеют миноритарными долями, соответственно, в «Казкомерцбанке» и монополисте фиксированной связи «Казахтелекоме».

Нуриева через компанию Bodam владеет также 49% акций в третьем по величине сотовом операторе Казахстана — «Мобайл Телеком Сервис». Контроль в этом операторе принадлежит шведской Tele2 — основном конкуренте TeliaSonera на домашнем рынке. — Врезка К.ру]

Однако то, что госпожа Нуриева переписывается с Талантом Муратбаевым и через него с самим Каримом Кажимкановичем, причем не по вопросам спасения «Казкоммерцбанка» или инвестирования многомиллионных сумм, наводит на размышления.

Например, 9 ноября 2012 года Айгуль Нуриева написала Таланту Муратбаеву записку, которая начинается так: ««Привет! В дополнение к велосипеду есть еще 2 варианта: 1. Эллиптическая машина ...»

Речь, похоже, идет о технике для поддержания физического состояния их общего шефа Карима Кажимкановича. То есть обладательница на момент написания письма состояния в 720 миллионов долларов занимается тем же скромным делом, что и другая обслуга из окружения Масимова, — удовлетворяет его текущие нужды.

Ничего не изменилось и через два года. 28 августа 2014 года глава казахстанского правительства отправил своему доверенному помощнику ссылку на «iWatch», а тот в свою очередь немедленно переправил пожелание руководителя госпоже Нуриевой. Как мы понимаем, для исполнения.

Из всего этого можно сделать один вывод и одно предположение. Вывод: что богатые тоже плачут и в первую очередь из-за родственников, которых ни перевоспитать, ни переубедить, ни усмирить. Предположение: что все, чем распоряжается Айгуль Нуриева, она, возможно, получила в доверительное управление от Карима Масимова.

Потому что если ты можешь возложить на обладательницу почти миллиардного состояния задачу приобретения для тебя электронного гаджета, это означает или то, что ты богаче ее в десятки раз, или что она от тебя как-то зависит, или что она всего лишь фронтмен, за юбкой которой прячется настоящий хозяин. Иного в Казахстане, по нашему мнению, просто не может быть. Но, может, мы ошибаемся?

Источник: Прокурорская Правда

Похожее

Загрузка...

Эксперт. Значения слова эксперт в толковых словарях:

Толковый словарь Ожегова. Эксперт. - специалист, дающий заключение при рассмотрении какого-нибудь вопроса. Пример: Судебные экперт.
Ефремова Т.Ф. Толковый словарь русского языка. Эксперт. Специалист в какой-л. области знания, привлекаемый для того, чтобы высказать свое мнение, дать заключение по какому-л. делу, вопросу.

Дайджест новостей
On Top