Наступила Карательная Эпоха Ислама Каримова. Заключенный Р.Шарипов

Президенту США – Джордж Буш,
Конгресс США
от осужденного Руслана Шарипова, корреспондента
Российского Информационного Агентства
"Прима", Председателя Правозащитного
Общества Узбекистана "Гражданское Содействие",
УЯ/64 Си1, корпус 4, камера 4108,
Ташкентская Тюрьма

Копия: Генеральный секретарь ООн – Кофи Аннан,
"Human Rights Watch" Джонатан Фэнтон,
RSF, CPJ, OSCE, ICG, IFJ, IPI, PEN, EBRD,
Исламу Каримову, МВД, СНБ, Верховный Суд,
Прокуратура, Национальный Центр по правам
человека, Омбудсман РУз.

26 сентября 2003 года,

Карательная Эпоха Ислама Каримова
Или
Империя Дьявола

"Авария для протокола"

"Даже если не считать того, что было создано нами за годы независимости, одно то, что мы сегодня открыты всему миру – мир знает Узбекистан и знает, что мы живем по тем законом, по которым живут все цивилизованные страны, - внушает оптимизм…

а сегодня мы можем в полной мере гордиться тем, что наша страны является стратегическим партнером таких стран, как Соединенные Штаты Америки, Япония… Ведь о таком мы раньше не могли и мечтать!

Я часто задаю себя вопрос – почему в последнее время со стороны других государств настолько возрос интерес к нашей стране, почему с нами стали считаться, почему нас стали уважать?... – мы здорово повзрослели за эти двенадцать лет, мы узнали не только свою историю и научились по–настоящему ценить ее… Это замечательно. Как мы радуемся, когда слышим о наших достижениях!

Когда человек может ходить по земле и гордиться своей страной, своим народом - это большое счастье!

А если этого нет, так уж лучше и не родиться, лучше не приходить в этот мир…!

Самое главное – обретение Родины, независимости, свободы, приобщение ко всему человечеству"

Эркин Вохидов, 26 сентября 2003 года

***

Уважаемый Джордж Буш,

Разрешите вновь обратиться, к вам с просьбой лично осудить репрессивную политику узбекских властей против собственного народа, массовые преследования журналистов, правозащитников и оппозиционных деятелей.

Узбекский режим уникален тем, что под прикрытием проведения демократических реформ и борьбы с терроризмом шайка правящих разбойников, на самом деле, сеет массовый хаос и страх среди граждан, устрашая и устраняя оппонентов режима.

Проводя скрытую политику террора против собственных граждан, официальный Узбекистан сегодня открыто игнорирует право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, защиту от посягательств на честь и достоинство граждан, свободное передвижение, свободу мысли, слова и убеждений, свободу вероисповедания и защиту от пыток, насилия и другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения.

Современный Узбекистан это: отсутствие элементарных прав и свобод человека, массовые репрессии и тотальный диктант, коррупция и организованная преступность, милицейский беспредел и вызов демократическим ценностям цивилизованного мира.

Между тем, хотел бы поблагодарить Вас за то внимание и защиту, которое оказывает посольство США и многие другие международные организации относительно политически мотивированного процесса и уголовного дела сфабрикованного против меня на основе моей сексуальной нетрадиционной ориентации.

К сожалению, авторитарный Узбекистан уже считает в порядке вещей бросать своих критиков за решетку, применяя к ним пытки, насилие и жестокое обращение, равно как рапортовать о "несчастных" случаях и "непредвиденных" самоубийствах и убийствах своих оппонентов в заключении и на свободе.

Таким образом, только благодаря вниманию и защите со стороны международного сообщества, я все еще жив, несмотря на продолжающее утверждение сотрудников отдела по борьбе с терроризмом МВД и ГУВД РУ о том, что никто не застрахован от "несчастных" случаев, в связи с чем Олег Биченов (начальник отдела по борьбе с терроризмом ГУВД Ташкента ) предложил мне "очень хорошо подумать".

Сотрудники различных структур МВД прекрасно осознают, что, будучи в заключенние я НЕ МОГУ говорить о многих именах и жестоком обращении с их стороны, так как я все еще нахожусь непосредственно в руках МВД.

Высшие чиновники МВД также прекрасно знают, что вся информация, полученная мною в заключение, в особенности во время так называемых "переговоров" о мирном компромиссе на этапах и в подвале ГУВД г. Ташкента, и людей, которых мне там показали, предлагая мне вступить в ряды "СВОИХ" может и будет предана огласке, когда я буду находиться на свободе.

Именно эти двойные стандарты существующего режима, страх разоблачения и новой критики, являются причиной того, что МВД и коррумпированные власти продолжают держать меня за решеткой.

Именно страх, неимоверная боязнь сотрудников различных структур МВД и коррумпированных властей потерять свое рабочее место, заставляет последних слепо выполнять политический заказ, буквально вцепившись зубами за свои чины и занимаемые должности, которые позволяют им жить лучше других, в достатке и с привилегиями.

Однако особенностью узбекской круговой поруке является и то, что в погоне за властью, коррумпированные чиновники идут на все, не только с целью сохранить занимаемые или должности, но и любыми путями получить вышестоящие посты, устраняя и избавляясь от своих конкурентов.

Обезумевшая коррупция во власти, таким образом, опасна не только для ее критиков, но и для самых коррумпированных чиновников МВД и властей, которые время от времени, попадают в жернова собственно созданной карательной адской машины правящего режима.

Сегодня, рабы карательной эпохи, решают человеческие судьбы путем минутных разговоров и бесед, телефонных звонков и негласных "советов".

Мой отказ стать одним из слепых рабов карательного режима, пойти на "мирный компромисс" и продолжающая критика коррупции в органах МВД и власти, является результатом того, что апелляционная коллегия городского суда по уголовным делам г. Ташкента, не смотря на отсутствие доказательств, вновь приняла преступное решение и оставила меня под стражей.

Прекрасно осознавая, что после моего последнего вызова, брошенного МВД, а именно, несмотря на пытки, угрозы и давление, которые применялись ко мне сотрудниками ГУВД Мирзо-Улугбекского РОВД и другими структурами МВД, я все-таки продолжил бороться и защищать свои права и свободы.

Судье Шарахметову Шагиязу Шапулатовичу для гарантии безопасности сохранения своей работы, равно как ранее судившему меня Махмудову Ганишеру, было необходимо услышать признание из моих собственных уст.

Признавшись под давлением, пытками и угрозами и вернувшись в Таштюрьму, я, опровергнул признание, рассказав о причинах, официально обратился к судье Шарахметову Шагиязу, Генеральному Прокурору и Президенту Каримову с требованием больше не вывозить меня из Таштюрьмы на рассмотрение апелляционной коллегии городского суда, опасаясь, что как мне обещали, против меня будут применяться новые пытки, вплоть до физической расправы.

Однако, несмотря на мой отказ, судья Шарахметов Шагияз санкционировал своей подписью еще 2 вывоза меня из Таштюрьмы, но я больше был не намерен признавать себя виновным собственными устами.

Помимо пыток, угроз и давления, сотрудники МВД спровоцировали сильную "аварию" экипажа из 4 конвойных машин, в которой, единственным пострадавшим, из 27 человек, оказался я.

В результате чего я получил ранение и сильные ушибы головы, лица и тела, до сих пор не проведено необходимого медицинского обследования на определение наличия сотрясения мозга, не были нанесены швы на рану и не обследованы телесные повреждения.

Между тем, судья Шарахметов хладнокровно наблюдая за моим состоянием в зале суда, просил меня рассказать своей защите об "аварии" "для протокола". При этом, до начала суда с меня взяли (сотрудники МВД) расписку о том, что во время маршрута из Таштюрьмы попал в аварию, а самое главное сотрудники МВД взяли с меня расписку, что я не имею никаких претензий к конвою, которая каким-то образом оказалась у судьи Шарахметова.

Секретарь судьи Шарахметова даже устроила фотосъемки по тому случаю, мотивировав это необходимостью документирования несчастного случая.

Приехавший для осмотра меня врач, как бы случайно успокоил меня следующим: "Хорошо живым остались, позавчера одного подсудимого отсюда на скорой помощи с перерезанным горлом увезли", и стоящая рядом секретарь судьи Шарахметова и сотрудник МВД сказали доктору, что я "страшно живучий" и "терпеливый".

Тем временем, ни МУ РОВД, ни МУ Суд, ни Городской суд так и не смогли доказать моей вины, а приглашенные в этот раз мед.эксперты подтвердили, что нет никаких доказательств, указывающих на наличие полового контакта в несовершеннолетними.

Не были приглашены на суд сотрудники ГУВД и МВД, о которых я писал ходатайства, в частности сотрудники отдела по борьбе с терроризмом МВД и ГУВД г. Ташкента.

За закрытыми дверями помощник прокурора г.Ташкента прочитал свою преступную речь, а судья вынес еще более преступное определение.

За мое неповиновение и отказ в конечном итоге признать себя виновным мне вновь пригрозили физической расправой при "непредвиденных обстоятельствах" или несчастном случае, а именно вновь напомнили о "10+2" способах, о которых меня предупреждали в ГУВД (подвале) способах физического устранения оппонентов коррумпированного режима.

Со слов сотрудников МВД, которые угрожают мне на протяжении долгого времени, подвергая меня насилию и пыткам, живым я из заключения не выйду.

Более того, теперь не вызывают никакого сомнения и слова сотрудников Юнусабадского РОВД, Мирзо-Улугбекского РОВД, ГУВД г. Ташкента, МВД РУз, в частности отдела по борьбе с терроризмом, о том, что дело сфабриковано против меня находится под личным контролем Министра МВД – Закира Алматова, который обо всем докладывает Президенту Каримову, которого я критиковал с 2001 года, в частности незаконный референдум о продлении его полномочий.

Не вызывает никакого сомнения потому, что сегодня отчетливо прослеживается преступный сговор структур МВД, Прокуратуры и судебной власти, которые совместно упрятали меня за решетку в отместку на мою критику коррумпированного режима эпохи Ислама Каримова.

Нетерпение критики, устрашение и устранение своих оппонентов должны быть немедленно осуждены международным сообществам, а перед узбекской диктатурой должны быть поставлены жесткие условия необходимости соблюдения международных документов, подписанных Узбекистаном.

Сколько еще трупов оппонентов режима, сколько загубленных жизней мирных верующих, сколько умирающих в узбекском заключении журналистов и правозащитников необходимо для того, чтобы дать открыто понять узбекскому правительству о последствиях насилия против своих оппонентов?

О каком сотрудничестве может идти речь с государством, где открыто игнорируются элементарные нормы международного права, где правит коррупция и организованная преступность?

Сколько еще я и мои коллеги будем проходить через ужасы и кошмары узбекского режима?

Уважаемый Джордж Буш,

Уважаемые члены международных организаций и лидеры демократических государств,

Разрешите вновь обратиться к Вам с просьбой решительно и незамедлительно осудить репрессивную политику узбекских властей против своего собственного народа, против своих критиков и оппонентов.

В существующих условиях только Вы способны спасти мою и жизнь моих коллег в узбекском заключении, жизни тысячи невинных узбекских граждан и мирных верующих.

Я надеюсь, что Вы примете незамедлительные меры и спасете меня и моих коллег от пыток и насилия в заключении и содействуете в оказании помощи для немедленного освобождения нас из под стражи карательной эпохи Ислама Каримова.

Между тем, хотел бы в заключении процитировать президента РУз Ислама Каримова и гражданина Руз – Ю. Коноплева:

"…Наш священный долг – возносить благодарение Всевышнему за то, что мы достойно пережили сложные и тревожные времена, в дни тяжких испытаний сумели сохранить мирную жизнь нашего народа и имеем возможность увидеть нынешние светлые дни… Пусть в нашей стране царят мир и спокойствие, пусть всегда сопутствует удача нашему народу!"
Ислам Абдуганиевич Каримов,
Президент РУз

Как я писал в своем прошлом обращении, именно игнорирование моих обращений Президентом Каримовым, у которого я на протяжении нескольких лет просил помощи и защиты от милицейского беспредела, от преследований меня за мою журналистскую и правозащитную деятельность, заставило меня пойти на крайний шаг и подать в Конституционный Суд РУз на узбекского лидера.

В своем обращении к Исламу Каримову, я призывал узбекского лидера отправить правительство Узбекистана в отставку, если он действительно придерживается принципам демократии и если ему неизвестно о коррупции в его собственном правительстве.

Я, в прошлом, студент Фонда Ислама Каримова для обучения одаренной молодежи за рубежом, и отправленный Президентом Каримовым для продолжения обучения в Соединенные Штаты Америки, теперь превратился во врага народа, "врага" Президента Каримова, хотя я всегда заявлял, что его речи, книги и выступления являются и действительно имеют цель демократизации узбекского общества.

Однако, все это остается на бумаге и противоречит современным узбекистанским реалиям, а коррумпированное узбекское правительство не претворяет в жизнь задачи, поставленные Президентом Каримовым, проводя политику террора и насилия против собственного народа.

Руслан Шарипов

26 сентября 2003г
УЯ 64/Си1 – Ташкентская тюрьма

***
Диктатор, посбон и махалля
(отрывок)

Ю. Коноплев
Г. Ташкент, 2003г

Да и заботы глобального масштаба –
Владык не мучают
Они на троне им ничего не надо
А кроме власти закабалять людей…

И год за годом
Как капелька за каплей
Проходит время – кругом одна вода
И все на месте – диктаторы при власти,
С друзьями прежними, как в прежние года.

Бедняк-узбек как тот степной тушканчик
Уже не спрячется от хищника в нору
От колпака посбона, что маячит
За ним повсюду, включая и семью.

На землю древнюю узбекскую вернулись
Веков далеких жестокость, беспредел
И всюду люди в бесправье окунулись,
И лизоблюд о рае вдруг запел.

Я, Коноплев, по возрасту уж старый –
В раю Каримовском по-нищенски живу,
Чтоб день прожить – я мусор собираю,
За что Каримову проклятье свое шлю!


Загрузка...

Эксперт. Значения слова эксперт в толковых словарях:

Толковый словарь Ожегова. Эксперт. - специалист, дающий заключение при рассмотрении какого-нибудь вопроса. Пример: Судебные экперт.
Ефремова Т.Ф. Толковый словарь русского языка. Эксперт. Специалист в какой-л. области знания, привлекаемый для того, чтобы высказать свое мнение, дать заключение по какому-л. делу, вопросу.

Дайджест новостей
On Top