Будни киевского железнодорожного вокзала: ротации грабителей, “закладки” в камерах хранения и поборы с таксистов

Полицейские, которые ранее работали на вокзале, утверждают: их убрали оттуда потому, что они не приносили денег высшему руководству. В то же время общественные активисты локальной правоохранительной реформой пока довольны.



“МЫ ИЗЫМАЛИ ИЗ КАМЕР ХРАНЕНИЯ НАРКОТИЧЕСКИЕ ВЕЩЕСТВА. ПОСЛЕДНИЙ РАЗ ЭТО БЫЛО 50 ДОЗ ГЕРОИНА”


С Н., сотрудником полиции, который просит не называть его, мы встречаемся в центре города во время футбольного матча. Отходим подальше от фонарей – своим Н. сказал, что идет в туалет. “А у вас есть программа, которая меняет голос? Нет? Тогда на диктофон лучше не записывать”, – волнуется мужчина.


Говорить то, что он говорит, от собственного имени, он боится, вероятно, только из-за того, что в конце нашего разговора предположит, что определенные полицейские реформы для руководства МВД является лишь способом заработать денег. Но пока Н. только долго и подробно рассказывает о том, что в уголовном мире “как и в полиции есть свои большие чины, генералы” и вспоминает известных воров в законе, в частности Бабая, или Юрия Багиева, который в свое время “крышевал” киевский железнодорожный вокзал. Криминальный авторитет, объясняет Н., регулярно получал “дань” как из вокзальных преступников (грабителей, мошенников), так и с водителей маршруток и припаркованных в популярном месте такси, а также с предпринимателей и тех, кто предлагал жилье в аренду для гостей города.


Знает все это Н. не понаслышке – ведь сам работал и в транспортной милиции, и непосредственно на вокзале. (Подтверждают факты поборов и, например, таксисты. “…Был когда-то такой вокзальный “папа”, который руководил вокзальной мафией – Юра Бабай. Бабая закрывали, выпускали, пытались убрать его с вокзала – но ничего у них не получалось. Во времена Бабая те таксисты, что стояли на вокзале, платили ему $100 в месяц. Вроде и немного, но сколько этой шоблы таксьорської на вокзале! Плюс сколько там карманников… Подходила братва Бабая, им отдавались деньги. Из всего этого “кормились” и Бабай, и менты. Уверен, что и сейчас мои коллеги там кому-то платят”, – комментирует Цензор.НЕТ киевский таксист Владимир).


Впоследствии Бабая задержали и, несмотря на то, что уже очень скоро он снова оказался на свободе, наш собеседник из полиции убежден: “С 2014 года железнодорожный вокзал “в бреющем полете”, туда никто (из криминальных авторитетов, – Ред.) не заходит. Это помойная яма… Клофелінщики, цыгане. Неуправляемая толпа, даже друг у друга ворует”.


Н. рассказывает, что железнодорожный вокзал всегда был пунктом прибытия в столицу Украины партий наркотиков. Раньше, рассказывает он, их везли в Киев в основном из Казахстана и Азербайджана, часто через Москву. Сейчас из РФ также “что-то передается”, предполагает Н., но уже гораздо меньше. Также он убежден, что люди, которые продают наркотики в Киеве, часто используют для этого автоматические камеры хранения на вокзале: там удобно оставлять “закладки”. Смс-сообщением клиенту отправляется номер камеры и код. “Мы неоднократно изымали из камер хранения во время инкассации наркотические вещества. Последний раз это было 50 доз героина. Это большая партия, которую кто-то, видимо, не успел забрать”, – говорит Н.


Впрочем, наибольшей проблемой вокзала на сегодняшний день он считает грабителей. В основном, подчеркивает он, на вокзале все они одной национальности: это ромы. “Однажды за день у нас было 103 задержанных, и все 103 – ромы”, – рассказывает полицейский. “Это не расизм… Просто так и есть”, – повторяет Н., пролистывая на своем телефоне десятки фото “знакомых” с вокзала.


“Но бороться с этой проблемой сейчас очень помогают ребята из “Муниципальной Стражи”, – отмечает правоохранитель. Впрочем, своего рода реформой полиции, которая состоялась на железнодорожном вокзале, он не доволен. “Нас убрали с вокзала, потому что мы не давали высшему руководству денег. А мы их не зарабатывали! Никто из наших деньги у преступников не брал, а крупные объекты должны приносить прибыль… Теперь новый отдел, который они создали, подчиняется непосредственно Главка…”


Другое мнение относительно этих изменений имеет сейчас “Муниципальная стража”.


“ПАУТИНА НА ОБЪОБЪЕКТИВЕ, И ПАУЧОК ПОЛЗЕТ. А ПЕРЕД ДРУГОЙ КАМЕРОЙ НАБЛЮДЕНИЯ ПТИЦЫ СВИЛИ ГНЕЗДО”


С Сергеем Бондарем, руководителем Голосеевского подразделения “Муниципальной стражи”, встречаемся, конечно, на железнодорожном вокзале. “В Украине есть закон об участии граждан в охране общественного порядка и государственной границы. Согласно нему в свое время было создано миллион мертвых структур, общественных формирований, которые использовались для заработка денег на продаже разрешений на травматическое оружие – ведь владеть им имеет право ограниченный круг лиц, в том числе и члены ОФ. Но на самом деле закон не работал, эффективность существующих ГФ была нулевой, и сейчас большинство из них уже лишили регистрации, – рассказывает он. – Зато у Киевского городского союза ветеранов АТО в 2017 году зародилась мысль создать “Муниципальную Стражу” – ведь людям, которые возвращаются с фронта, хочется и сохранить свой коллектив, и приносить пользу обществу. В дальнейшем мы стали единственным общественным формированием в Киеве, с которым взаимодействуют полиции и пограничники. Потому что они видят качество нашей работы. Работаем мы в местах большого скопления людей, на вокзалах, на городских мероприятиях”.



Ситуация на железнодорожном вокзале всегда была невеселой. Но ровно год назад Сергей провожал свою маму на поезд. “И увидел, как грабят людей. Идет девушка, у нее расстегивают рюкзак, она это замечает, бьет по рукам, забирает свой кошелек обратно. А они продолжают грабить – крутятся на месте и выхватывают у людей кошельки, телефоны и так далее… Меня это возмутило. Я провел маму, остался и начал наблюдать за ситуацией, снял первое видео, которое набрало 500 тыс. просмотров. На нем четко видно преступника, видно его жертву, у которой он украл кошелек. Я ей этот кошелек возвращаю. Когда мы опубликовали видео, полиция сказала: “Так что, мы не дорабатываем? Давайте вы покажите, как вы умеете работать”. И мы начали заступать на вокзал. Прошло уже длительное время, и могу сказать, что теперь ситуация кардинально отличается от прошлогодней. Грабителей меньше, грабежей меньше”.


Посадить преступников, признается активист, удается нечасто: “Ведь это вокзал. Некоторые потерпевшие спешат, других – не всегда удается найти. Также люди часто не замечают, что их ограбили. Выясняются это уже в поезде – и потерпевшие уже не знают, на кого думать – на проводника или на соседа по купе. Не знают, где их ограбили”.


“…Но в связи со значительным общественным резонансом и после того, как на вокзале ограбили Руслану Писанку, Владимира Арьева и еще ряд публичных людей, в полиции произошла определенная реформа, которую мы оцениваем очень положительно. Ранее территориальный отдел полиции на вокзале был подчинен Соломенском районном відділеннню полиции. Все действия полицейские должны были согласовывать с райотделом, а райотдел – с прокуратурой. Соответственно, все процессуальные действия в отношении незамедлительных обысков или задержаний усложнялись, и преступники автоматически лишались ответственности. Сейчас территориальный отдел полиции на вокзале выделен как отдельное структурное подразделение, руководство здесь полностью новое, и штат также новый, – рассказывает Сергей. – Также к работе на вокзале привлекаются дополнительные силы Нацгвардии”.


С чем он на 100% согласен с нашим собеседником из числа бывших сотрудников полиции на вокзале – так это с тем, что с камерами наблюдения на вокзале ситуация скверная. “Полная задница”, – резюмирует активист. – Сейчас с Сашей Рудомановим (журналист и блогер, критиковавший “Укрзализныцю” и в результате был приглашен в компанию на должность менеджера, ответственного за мониторинг нарушений, – Ред.) мы стараемся улучшить ситуацию, но именно на тех местах, где постоянно грабят – это спуски и подъемы на пути, это эскалаторы, это входы и выходы с вокзала – камер нет. А даже там, где вокзальные камеры есть – к ним нет доступа в полиции. Если правоохранители спрашивают видео – то рано или поздно его все же получают, но они получают… Был случай, когда нашим друзьям из полиции необходимо было срочно пересмотреть видео. Перебирали камеры: одна не работает, вторая не работает… Смотрят третью – оп, а там паутину на объективе, и паучок ползет. А перед другой камеро птицы уже успели свить гнездо. Охрана вокзала даже не знает какие камеры работают, какие – нет”.


Основной проблемой вокзала на сегодняшний день Сергей Бондарь считает банды, большинство в которых составляют люди цыганской национальности. “Они сюда заезжают из Закарпатья по принципу ротации. Для них это реально командировку. Живут они прямо на вокзале? Конечно, нет! Живут в арендованных квартирах, позволяют себе ездить на вокзал на такси и абсолютно нормально себя чувствуют. Когда мы только начинали патрули, они постоянно собирались возле игровых автоматов и внутри также. У меня была мысль, что это преступный сговор, что им там давали пересидеть когда идет облава или еще что… И на самом деле нет. К ним там относились как к клиентам. Когда мы общались с администрацией этих заведений) – они говорили, что это хорошие клиенты, которые могут за один день “слить” 100-200 тыс. грн, – рассказывает мужчина. – Был показательный случай в начале, когда мы задержали много грабителей, все они были на учете, на всех были уголовные дела. Их доставили в полицейский участок. Конечно, при них ничего не было – не было награбленных денег. Не было и заявлений потерпевших, поэтому задержанных отпускают. 10 минут заняла у них дорога до Южного вокзала, и вот они уже сидят в игровых автоматах, пьют коньячок и спускают деньги. Понятно, откуда эти деньги взялись – им достаточно пройти несколько сотен метров, чтобы собрать “урожай”. Они не скрывают, что грабят – есть множество видео и у меня, и у людей… Есть вокзальная охрана в желтых жилетах, которая раньше была в преступном сговоре с ними. Но работали здесь и другие охранники вокзала, которые наоборот нам помогали. Одного из них как-то после смены поймала банда в которой были цыгане, окружили, хотели побить. Мы вмешались в ситуацию, заставили полицию задержать зачинщиков. Как только они были доставлены в участок – подняли там бунт, повырывали плитку с пола. Результат – четверо пострадавших сотрудников полиции, которым разбили головы. Сейчас подозреваемые просто не появляются на судебных заседаниях”.


Из украинцев здесь случаются клофелінщики. Мы таких ловили. Это общительные люди, которые падают на уши более доверчивым. Часто это происходит, я с военными: “Ой, ты в форме, спасибо-спасибо, давай я тебя угощу кофе”. В кофе подсыпают вещество, человек вырубается и ее грабят. Доходило до того, что люди были не только ограблены, но и умирали от большой дозы вещества”.


Валерия Бурлакова, Цензор.НЕТ



Джерело статті: “https://timesiti.org/ukraine/bydni-kievskogo-jeleznodorojnogo-vokzala”

Загрузка...

Эксперт. Значения слова эксперт в толковых словарях:

Толковый словарь Ожегова. Эксперт. - специалист, дающий заключение при рассмотрении какого-нибудь вопроса. Пример: Судебные экперт.
Ефремова Т.Ф. Толковый словарь русского языка. Эксперт. Специалист в какой-л. области знания, привлекаемый для того, чтобы высказать свое мнение, дать заключение по какому-л. делу, вопросу.

Дайджест новостей
On Top