Как нам обустроить науку

uchen• Нау­ка, как мла­де­нец, тре­бу­ет вни­ма­ния, хоро­ше­го ухо­да. Извест­на такая леген­да (ско­рее, быль). Когда коро­ле­ва Англии Вик­то­рия, посе­тив пуб­лич­ную демон­стра­цию опы­тов вели­ко­го физи­ка Майк­ла Фара­дея, спро­си­ла, какую поль­зу могут при­не­сти его иссле­до­ва­ния, то в ответ услы­ша­ла: «А какая поль­за от мла­ден­ца?».

Конеч­но, если о нем как сле­ду­ет поза­бо­тить­ся, то мла­де­нец может стать вели­ким граж­да­ни­ном. Точ­но так же не обде­лен­ное вни­ма­ни­ем госу­дар­ства науч­ное иссле­до­ва­ние может при­ве­сти к науч­но­му откры­тию и тех­но­ло­ги­че­ско­му про­ры­ву.

СКОЛЬКО НИ ГОВОРИ «ХАЛВА»…

Забо­та госу­дар­ства о нау­ке оце­ни­ва­ет­ся по рас­хо­дам на науч­ные раз­ра­бот­ки в про­цен­тах от уров­ня ВВП – вало­во­го внут­рен­не­го про­дук­та. В раз­ви­тых стра­нах про­ис­хо­дит еже­год­ное уве­ли­че­ние финан­си­ро­ва­ния как фун­да­мен­таль­ных, так и при­клад­ных иссле­до­ва­ний.

Так, в 2000 году рас­хо­ды госу­дар­ства на науч­ные раз­ра­бот­ки соста­ви­ли: во Фран­ции – 2,25%, в Гер­ма­нии – 2,35%, США – 2,9%, Япо­нии – 3,0%, Шве­ции – 4,0%, а в Рос­сии – 1,05%, в Казах­стане – все­го 0,2% от ВВП. Если учесть, что в этих стра­нах ВВП в разы боль­ше, чем у нас, то почув­ствуй­те раз­ни­цу.

Одна­ко нас, казах­стан­ских уче­ных, успо­ка­и­ва­ли тем, что, исхо­дя из стра­те­ги­че­ских инте­ре­сов рес­пуб­ли­ки, в плане стра­те­ги­че­ско­го раз­ви­тия преду­смот­ре­но поэтап­ное уве­ли­че­ние объ­е­ма финан­си­ро­ва­ния нау­ки: к 2010 году – до 2%, к 2015-ому – до 2,5% от ВВП. Каза­лось бы, осо­зна­на необ­хо­ди­мость и целе­со­об­раз­ность при­о­ри­тет­но­го отно­ше­ния к нау­ке в госу­дар­ствен­ной поли­ти­ке раз­ви­тия наше­го обще­ства, в част­но­сти, опре­де­ле­ние нау­ки в каче­стве одно­го из основ­ных стра­те­ги­че­ских при­о­ри­те­тов соци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия стра­ны. Увы… Одна­ко, как гово­рит­ся, надеж­да уми­ра­ет послед­ней. По это­му пово­ду вспо­ми­на­ет­ся извест­ная пого­вор­ка: «Сколь­ко ни гово­ри «хал­ва», во рту слад­ко не ста­нет».

Какие изме­не­ния про­изо­шли в отно­ше­нии финан­си­ро­ва­ния нау­ки в мире за послед­ние десять лет? За это вре­мя во всех стра­нах мира, кро­ме стран пост­со­вет­ско­го про­стран­ства, как пра­ви­ло, уве­ли­чи­ва­ет­ся роль госу­дар­ства в финан­си­ро­ва­нии нау­ки. Вот дан­ные, взя­тые из интер­нет-жур­на­ла «Эко­но­ми­че­ские иссле­до­ва­ния» (№1, фев­раль 2012 г.). В насто­я­щее вре­мя рас­хо­ды на нау­ку в ФРГ состав­ля­ют 2,5% ВВП, США – 2,7%, Фран­ции – 2,8%, Япо­нии – 3,4%, Фин­лян­дии – 3,48%, Изра­и­ле – 4,6%. За это вре­мя в этих стра­нах уве­ли­чил­ся и объ­ем ВВП. По Рос­сии дан­ные про­ти­во­ре­чи­вы: в 2012 году – 0,55%, в 2009-ом – 1,25%, а в Казах­стане они оста­лись на преж­нем уровне, т.е. 0,2%. Заме­тим, что Меж­ду­на­род­ным ака­де­ми­че­ским сове­том для раз­ви­ва­ю­щих­ся стран реко­мен­до­ва­но повы­ше­ние финан­си­ро­ва­ния нау­ки как мини­мум до 1,5% ВВП.

«ВСЕ ПОБЕЖАЛИ, И Я ПОБЕЖАЛ»

Как чело­ве­ка, про­ра­бо­тав­ше­го всю жизнь в обла­сти сель­ско­го хозяй­ства, авто­ра этих строк, есте­ствен­но, инте­ре­су­ет судь­ба аграр­ной нау­ки и ее финан­си­ро­ва­ние в Казах­стане. В насто­я­щее вре­мя аграр­ная нау­ка в рес­пуб­ли­ке пре­вра­ти­лась в «слу­гу трех гос­под»: РОО «Ака­де­мия сель­ско­хо­зяй­ствен­ных наук РК», депар­та­мент, кури­ру­ю­щий нау­ку при МСХ РК, и АО «КазА­гро­Ин­но­ва­ция» МСХ РК (АО «КАИ»). При этом АО «КАИ» пре­вра­ти­ло все НИИ в ТОО, что про­ти­во­ре­чит дей­ству­ю­ще­му зако­ну о нау­ке и миро­вой прак­ти­ке. В Рос­сии и дру­гих стра­нах СНГ усме­ха­ют­ся над нашей сла­бо­стью быть «впе­ре­ди пла­не­ты всей». Кому-то это было нуж­но, оче­вид­но, дель­цам от нау­ки. Прой­дет вре­мя, и мы будем вопро­шать, поче­му это про­изо­шло? Ведь никто из 24 дирек­то­ров НИИ, а сре­ди них вид­ные уче­ные, не воз­ра­жал, когда все это про­ис­хо­ди­ло, хотя в кулу­а­рах воз­му­ща­лись. Полу­чи­лось, как в извест­ном филь­ме: «Все побе­жа­ли, и я побе­жал».

Осме­люсь вне­сти пред­ло­же­ние нынеш­не­му руко­вод­ству АО «КАИ» – не сме­ши­те народ, пожа­луй­ста, убе­ри­те при­став­ку ТОО, она уни­жа­ет нау­ку. Что это за ТОО, если оно на 100% финан­си­ру­ет­ся госу­дар­ством? Под­ве­дом­ствен­ные НИИ запо­ло­не­ны бумаж­ным пото­ком, что меша­ет рабо­те. Ино­гда в день при­хо­дят до 3–4 ука­за­ний и запро­сов, на кото­рые тре­бу­ет­ся отве­чать в опе­ра­тив­ном поряд­ке, в тот же день.

ХУЖЕ НЕКУДА

Рес­пуб­ли­ка Казах­стан явля­ет­ся аграр­но-инду­стри­аль­ной стра­ной, а не наобо­рот. Сре­ди рес­пуб­лик быв­ше­го СССР она зани­ма­ла вто­рое место после Рос­сии, и сего­дня так оно и есть. В сель­ской мест­но­сти про­жи­ва­ет свы­ше 43% насе­ле­ния Казах­ста­на. Пара­докс заклю­ча­ет­ся в том, что аграр­ную нау­ку под­верг­ли таким пер­тур­ба­ци­ям, что сего­дня име­ем то, что име­ем. По это­му пово­ду вспо­ми­на­ет­ся древ­не­ки­тай­ское про­кля­тие: «Пусть твои дети живут в эпо­ху пере­мен». В то же вре­мя в Рос­сии, Укра­ине, Бело­рус­сии и дру­гих пост­со­вет­ских госу­дар­ствах Ака­де­мию сель­ско­хо­зяй­ствен­ных наук сохра­ни­ли в преж­нем госу­дар­ствен­ном ста­ту­се. Даже нищий Таджи­ки­стан, разо­рен­ный мно­го­лет­ней граж­дан­ской вой­ной, сохра­нил наци­о­наль­ную Ака­де­мию сель­ско­хо­зяй­ствен­ных наук.

Напра­ши­ва­ет­ся вопрос: а как сего­дня финан­си­ру­ет­ся мно­го­крат­но сотря­сен­ная раз­лич­ны­ми пер­тур­ба­ци­я­ми и, изви­ни­те, мораль­но изна­си­ло­ван­ная казах­стан­ская аграр­ная нау­ка?

Обра­тим­ся к мате­ри­а­лам «Кон­цеп­ции про­грам­мы рефор­ми­ро­ва­ния аграр­ной нау­ки Рес­пуб­ли­ки Казах­стан», состав­лен­ной АО «КазА­гро­Ин­но­ва­ция» МСХ РК в 2012 году. Так, госу­дар­ством выде­ля­лось поряд­ка 3 млрд. тен­ге на про­ве­де­ние науч­ных иссле­до­ва­ний, что состав­ля­ет 0,26% к объ­е­му вало­вой про­дук­ции сель­ско­го хозяй­ства. Если учесть, что вало­вая про­дук­ция отрас­ли в самом уро­жай­ном 2011 году соста­ви­ла все­го 4,1% от ВВП, то финан­си­ро­ва­ние аграр­ной нау­ки ока­за­лось в разы мень­ше пре­сло­ву­той 0,2%.

Уро­вень финан­си­ро­ва­ния аграр­ной нау­ки у нас в 5 раз ниже, чем в такой раз­ви­ва­ю­щей­ся стране, как Арген­ти­на, и в 10 раз ниже, чем в Кана­де, о дру­гих раз­ви­тых госу­дар­ствах и речи нет. Еще нагляд­нее вид­но ее нищен­ство, если срав­нить объ­ем финан­си­ро­ва­ния на одно­го науч­но­го сотруд­ни­ка. В таких раз­ви­ва­ю­щих­ся стра­нах, как Арген­ти­на и Бра­зи­лия, в год он состав­ля­ет соот­вет­ствен­но 180 и 198 тыс. дол­ла­ров США, а во Фран­ции – 580 тыс. дол­ла­ров, в США еще боль­ше, а у нас – …око­ло 10 тыс. дол­ла­ров.

Казах­стан­ская аграр­ная нау­ка нахо­дит­ся на гра­ни выжи­ва­ния, на крайне низ­ком уровне зара­бот­ная пла­та уче­ных. Не будем срав­ни­вать с зару­беж­ны­ми кол­ле­га­ми, сто­и­мость тру­да кото­рых в разы боль­ше, чем у нас. Но, если взять при­ме­ры у себя дома, то зар­пла­та науч­но­го сотруд­ни­ка на 40% ниже уров­ня сред­ней зар­пла­ты по Казах­ста­ну. В быв­шем СССР зара­бот­ная пла­та уче­ных была почти в 1,5 раза выше сред­ней зар­пла­ты в народ­ном хозяй­стве. Удру­ча­ю­щих фак­тов финан­си­ро­ва­ния нау­ки, осо­бен­но аграр­ной, мож­но при­ве­сти мно­же­ство. Конеч­но, каче­ствен­ная нау­ка миро­во­го уров­ня – вещь не деше­вая. В ука­зан­ной кон­цеп­ции пра­виль­но отме­че­но: «Нель­зя решать про­бле­мы сель­ско­го хозяй­ства и пытать­ся эко­но­мить на вещах пер­вой необ­хо­ди­мо­сти».

НЕ МОЖЕТ ЖЕНЩИНА РОДИТЬ ЗА МЕСЯЦ

В целом, ана­ли­зи­руя ситу­а­цию в аграр­ной нау­ке, спе­ци­а­ли­сты АО «КАИ» пора­бо­та­ли, на мой взгляд, непло­хо. Но где выход из ситу­а­ции?

В прак­ти­че­ских пред­ло­же­ни­ях нет кон­кре­ти­ки, все обо­зна­че­но в общих закру­чен­ных фра­зах. Меня, напри­мер, насто­ро­жил такой пункт: «Созда­ние двух круп­ных науч­но-иссле­до­ва­тель­ских цен­тров на севе­ре (МСИЦ) и юге Казах­ста­на (ЮЦАИ) для обес­пе­че­ния кон­цен­тра­ции науч­но-иссле­до­ва­тель­ских и кад­ро­вых ресур­сов». Не насту­па­ем ли мы на ста­рые граб­ли, ува­жа­е­мые? Пом­нит­ся, более деся­ти лет назад МСХ РК созда­ло 9 науч­но-про­из­вод­ствен­ных цен­тров (НПЦ). В том чис­ле НИИ защи­ты рас­те­ний, НИИ кар­то­фель­но­го и овощ­но­го хозяй­ства, Восточ­но-Казах­стан­ский и Тал­ды­кор­ган­ский НИИ сель­ско­го хозяй­ства, соб­ствен­но НИИ зем­ле­де­лия, кото­рый вхо­дил в НПЦ зем­ле­де­лия. Но из это­го ниче­го пут­но­го не полу­чи­лось, и вско­ре НПЦ был рас­фор­ми­ро­ван. Такая же участь постиг­ла и дру­гие НПЦ. Попыт­ки объ­еди­не­ния нау­ки в НПЦ или НИЦ были и при СССР в 50–60-ые годы про­шло­го сто­ле­тия. Извест­но выска­зы­ва­ние ака­де­ми­ка Л.М. Лан­дау по это­му пово­ду: «Нель­зя собрать девять жен­щин и заста­вить родить ребен­ка за один месяц».

Изви­ни­те за баналь­ность, что акцен­ти­рую вни­ма­ние на том, что нель­зя сле­по копи­ро­вать чей-то путь, даже самый успеш­ный. Но если исполь­зо­вать опыт, а не копи­ро­вать его, то сле­ду­ет это делать с уче­том нашей спе­ци­фи­ки, твор­че­ски исполь­зуя нара­бо­тан­ное. Поучи­тель­ны в этом отно­ше­нии успе­хи Япо­нии, кото­рая, не имея у себя в про­мыш­лен­ном объ­е­ме ни неф­ти, ни угля, ни метал­ла, ни газа, ни дру­гих мине­раль­ных ресур­сов, вырва­лась в пере­до­вые стра­ны мира. Сек­рет успе­ха в том, что после вой­ны, ослаб­лен­ная и разо­рен­ная, она заку­пи­ла пер­вые патен­ты США и, вно­ся нов­ше­ства и совер­шен­ствуя эти раз­ра­бот­ки, япон­цы смог­ли создать базо­вые отрас­ли сво­ей про­мыш­лен­но­сти, про­из­во­дя­щие кон­ку­рен­то­спо­соб­ную про­дук­цию. Нечто подоб­ное было и в стра­нах так назы­ва­е­мых «ази­ат­ских тиг­ров», кото­рые, твор­че­ски пере­ра­бо­тав, с уче­том спе­ци­фи­ки сво­их стран, име­ю­щи­е­ся науч­ные раз­ра­бот­ки США и Евро­пы, выпус­ка­ют вос­тре­бо­ван­ные рын­ком това­ры. Одна­ко, как гово­рит­ся, два­жды в одну и ту же реку вой­ти нель­зя. Что было, не повто­рит­ся.

АПОРТ – АБОРИГЕН ЖЕТЫСУ

Нам надо искать соб­ствен­ный путь раз­ви­тия нау­ки, нахо­дить объ­ек­ты иссле­до­ва­ний. Сла­ва Алла­ху, бла­го­да­ря ему при­ро­да Казах­ста­на сама предо­ста­ви­ла нам колос­саль­ные пре­иму­ще­ства перед осталь­ным миром. В каче­стве при­ме­ра при­ве­ду про­бле­му воз­рож­де­ния (спа­се­ния) уни­каль­но­го сор­та яблок – апор­та, над кото­рой рабо­та­ют уче­ные инсти­ту­та био­ло­гии и био­тех­но­ло­гии МОН РК, НИИ пло­до­вод­ства и вино­гра­дар­ства и НИИ защи­ты и каран­ти­на рас­те­ний МСХ РК. Сла­ва апор­та обо­шла весь мир, он стал сим­во­лом Алма­ты и Жеты­су, наци­о­наль­ной гор­до­стью казах­стан­цев. Этот сорт не рас­тет ни в одной стране мира, это – пода­рок, нис­по­слан­ный нам непо­вто­ри­мой жеты­суской при­ро­дой. И как им мы рас­по­ря­ди­лись?

Идет нещад­ная дегра­да­ция это­го зна­ме­ни­то­го сор­та. Нами, уче­ны­ми Казах­ста­на, уста­нов­ле­но 14 ее при­чин.

Исполь­зуя дости­же­ния био­тех­но­ло­ги­че­ской нау­ки, мето­дом мик­ро­кло­ни­ро­ва­ния луч­ших кло­нов сор­та, мы впер­вые полу­чи­ли новое рас­те­ние – апорт in vitro.

На осно­ве гене­ти­че­ских иссле­до­ва­ний подо­бра­ны под­вои из раз­лич­ных форм мест­ной дикой ябло­ни. Наде­ем­ся, что неда­ле­ко то вре­мя, когда воз­рож­ден­ный алма-атин­ский апорт ста­нет экс­порт­ным това­ром и будет успеш­но кон­ку­ри­ро­вать на миро­вом рын­ке, про­слав­ляя Рес­пуб­ли­ку Казах­стан и его народ. Воз­рож­де­ние апор­та долж­но быть одним из оте­че­ствен­ных брен­дов. Нами науч­но дока­за­но, что апорт – або­ри­ген Жеты­су.

ОПЯТЬ ЗАГРАНИЦА НАМ ПОМОЖЕТ?

Сле­ду­ет учесть, что если ранее вся совет­ская нау­ка отсле­жи­ва­ла дости­же­ния миро­вой нау­ки, то теперь это при­дет­ся делать казах­стан­ской нау­ке самой, да и лидер­ство по отдель­ным науч­ным направ­ле­ни­ям при­дет­ся обес­пе­чи­вать самим казах­стан­ским уче­ным. Мы долж­ны быть гото­вы к вызо­вам науч­ной само­сто­я­тель­но­сти.

Одна­ко про­бле­му нау­ки чинов­ни­ки из МОНа наме­ре­ны решать по-дру­го­му. Так, они пред­ла­га­ют вме­сто оте­че­ствен­ных «без­дар­ных», по их мне­нию, уче­ных при­гла­шать (для под­ня­тия духа, что ли?) зару­беж­ных, кото­рые, мол, про­дви­нут казах­стан­скую нау­ку. На мой взгляд, ни один ува­жа­ю­щий себя уче­ный не поедет в стра­ну, где уни­жа­ют сво­их уче­ных, уни­что­жа­ют соб­ствен­ную нау­ку. Конеч­но, при­едут те, кото­рые у себя не коти­ру­ют­ся, или те, кото­рым глу­бо­ко без­раз­лич­но раз­ви­тие чуже­зем­ной нау­ки, им лишь бы, выра­жа­ясь совре­мен­ным сло­га­ном, «сру­бить капу­сту». Чинов­ни­ки пра­ви­тель­ства в лице МОНа не могут понять про­стой исти­ны: нико­гда, ни за какие день­ги чуже­стра­нец, тем более от нау­ки, не ста­нет пат­ри­о­том дру­гой стра­ны, даже за оч-чень боль­шие день­ги.

МОНов­ские «умы» в каче­стве аль­тер­на­ти­вы пред­ла­га­ют ото­звать из зару­бе­жа наших сооте­че­ствен­ни­ков, пре­льстив их высо­кой зар­пла­той и яко­бы совре­мен­ным обо­ру­до­ва­ни­ем. Изви­ни­те, но вещи надо назы­вать сво­и­ми име­на­ми. Когда наша стра­на, как и все пост­со­вет­ские рес­пуб­ли­ки, ока­за­лась в эко­но­ми­че­ском кол­лап­се и ей было дале­ко не до нау­ки, они поки­ну­ли Казах­стан и пода­лись туда, где живет­ся сыт­но. Поэто­му попыт­ки МОНа «делать» оте­че­ствен­ную нау­ку рука­ми раз­ных залет­ных спе­ци­а­ли­стов оскорб­ля­ют досто­ин­ство и уни­жа­ют честь уче­ных Казах­ста­на, осо­бен­но той ее части, кото­рая верой и прав­дой, несмот­ря на все неимо­вер­ные мате­ри­аль­ные лише­ния, уни­же­ния, слу­жи­ла оте­че­ствен­ной нау­ке и оста­лась пре­дан­на ей. А сре­ди них – при­знан­ные в науч­ной сре­де мира авто­ри­те­ты. Вся их вина – в их высо­кой сте­пе­ни интел­ли­гент­но­сти и пат­ри­о­тиз­ма. А, к вели­ко­му сожа­ле­нию, судь­ба их науч­ных иссле­до­ва­ний неред­ко зави­сит от моло­дых и весь­ма дале­ких от нау­ки МОНов­ских чинов­ни­ков.

НА ЗАДВОРКАХ МИНИСТЕРСТВА

Пана­цею от всех бед они уви­де­ли в пере­да­че всей нау­ки, в том чис­ле аграр­ной, вузам. Это опять-таки сле­пое под­ра­жа­тель­ство запа­ду. Тра­ди­ция раз­ви­вать нау­ку при уни­вер­си­те­тах на запа­де скла­ды­ва­лась сто­ле­ти­я­ми, в тече­ние кото­рых они суме­ли раз­ра­бо­тать и утвер­дить струк­ту­ру инте­гра­ции нау­ки и обра­зо­ва­ния. А мы в одно­ча­сье хотим сде­лать рево­лю­цию, пере­дав НИИ в уни­вер­си­те­ты. Послед­ние совер­шен­но не гото­вы к это­му, а пер­вые не хотят быть в роли пасын­ков. В неко­то­рых уни­вер­си­те­тах име­ют­ся НИИ, кото­рые они орга­ни­зо­ва­ли из внут­рен­них резер­вов. Но каков резуль­тат, за ред­ким исклю­че­ни­ем?

Ини­ци­а­ти­ва поста­нов­ки вопро­са, дума­ет­ся, исхо­дит от рек­то­ров вузов, кста­ти, часто сме­ня­ю­щих­ся, и кото­рые, не вни­кая в суть про­блем, тешат свое тще­сла­вие: вот, мол, мы руко­во­дим не толь­ко уни­вер­си­те­та­ми, но и науч­но-иссле­до­ва­тель­ски­ми инсти­ту­та­ми. Впро­чем, такой горь­кий опыт пере­да­чи науч­ных инсти­ту­тов в вузы уже был. Гово­рят, в свое вре­мя такие инсти­ту­ты, как госу­дар­ства и пра­ва, неф­те­га­зо­во­го сек­то­ра, и дру­гие пере­да­ли вузам.

И что? Резуль­тат пла­че­вен. И зна­е­те поче­му? Да пото­му, что сей­час нет таких науч­ных инсти­ту­тов, пото­му что в совре­мен­ном Казах­стане в лице его МОНа не хотят понять акси­о­му: нау­ка раз­ви­ва­ет­ся в НИИ, а обра­зо­ва­тель­ный про­цесс осу­ществ­ля­ет­ся в вузах.

Конеч­но, есть поня­тие о вузов­ской нау­ке, кото­рая долж­на быть побоч­ной дея­тель­но­стью. Да, какая там нау­ка у пре­по­да­ва­те­лей вузов, если они «замор­до­ва­ны» 800–900-часовой нагруз­кой, да бес­ко­неч­ны­ми зада­ни­я­ми кафед­ры, дека­на­та, рек­то­ра­та и т.д. Нынеш­ний вузов­ский пре­по­да­ва­тель, воз­вра­ща­ясь с рабо­ты, еле на ногах сто­ит от уста­ло­сти. Я об этом гово­рю не пона­слыш­ке, сам рабо­тал в двух уни­вер­си­те­тах, на что был вынуж­ден, что­бы про­кор­мить семью.

Но пле­тью обу­ха не пере­ши­бешь. МОН РК начи­сто отвер­га­ет нау­ку в НИИ. Дока­за­тель­ство? Пожа­луй­ста. Недав­но опуб­ли­ко­ван «Спи­сок обла­да­те­лей госу­дар­ствен­ных науч­ных сти­пен­дий». Конеч­но, нет сомне­ний, что в уни­вер­си­те­тах рабо­та­ет мно­го вид­ных уче­ных, успеш­но соче­та­ю­щих нау­ку с пре­по­да­ва­тель­ской дея­тель­но­стью. Но насто­ра­жи­ва­ет дру­гое: из 25 обла­да­те­лей сти­пен­дий 19 пред­ста­ви­те­лей уни­вер­си­те­тов и 4 инсти­ту­тов, под­ве­дом­ствен­ные МОНу, что состав­ля­ет 92%. К ним при­те­са­лись какие-то меж­ду­на­род­ный хол­динг и науч­ный центр, ведом­ствен­ная при­над­леж­ность кото­рых неиз­вест­на. Но в спис­ках номи­нан­тов и при­зе­ров поче­му нет пред­ста­ви­те­лей НИИ, НПЦ. Неужто там одни про­фа­ны от нау­ки?

Что­бы отве­тить на этот вопрос, давай­те обра­тим­ся к фак­там. В систе­ме МСХ РК аграр­ную нау­ку раз­ви­ва­ют 24 НИИ и 2 уни­вер­си­те­та. То же самое име­ет место быть в спис­ке моло­дых уче­ных: 20 уни­вер­си­те­тов и 3 науч­ных учре­жде­ния, под­ве­дом­ствен­ные МОНу, что состав­ля­ет 92% – и ни одно­го НИИ дру­гих мини­стерств. При этом МОН, ничто­же сум­ня­ше­ся, в усло­ви­ях кон­кур­са ука­зы­ва­ет, что сти­пен­дия назна­ча­ет­ся сро­ком до 2 лет, а в Пра­ви­лах (п.28) – до одно­го года. Чему верить? Науч­ную сти­пен­дию, рав­ную сту­ден­че­ской, и то пред­ста­ви­ли в вися­чем поло­же­нии.

Или такой при­мер. В апре­ле это­го года МОН объ­яви­ло ито­ги кон­кур­са на гран­то­вое финан­си­ро­ва­ние. Боль­ше поло­ви­ны (54%) денеж­ных средств, отпу­щен­ных госу­дар­ством на нау­ку, выиг­ра­ли вузы. НИИ – опять по оста­точ­но­му прин­ци­пу, хотя они в 4–6 раз сокра­ща­ли запра­ши­ва­е­мую сум­му на финан­си­ро­ва­ние нау­ки. Я далек от мыс­ли про­ти­во­по­став­лять вузы и НИИ. В казах­стан­ских вузах нема­ло уче­ных с миро­вым име­нем. Но нель­зя оспо­рить неоспо­ри­мое: нау­ка «дела­ет­ся» в науч­ных инсти­ту­тах.

СУДЬБУ НАУКИ РЕШАЮТ КЛЕРКИ

Бедой нашей нау­ки явля­ет­ся про­бле­ма внед­ре­ния науч­ных раз­ра­бо­ток в про­из­вод­ство. Заказ­чи­ком науч­ных раз­ра­бо­ток НИИ высту­па­ют мини­стер­ства, кото­рые финан­си­ру­ют науч­ные про­ек­ты, кон­тро­ли­ру­ют их выпол­не­ние, при­ни­ма­ют отче­ты по ним и т.д. Но у заказ­чи­ка нет обя­за­тельств и ответ­ствен­но­сти за внед­ре­ние резуль­та­тов науч­ных иссле­до­ва­ний в про­из­вод­ствен­ный про­цесс.

Поэто­му даже эффек­тив­ные науч­ные раз­ра­бот­ки, не дой­дя до заин­те­ре­со­ван­ных потре­би­те­лей, откла­ды­ва­ют­ся под сук­но. Чинов­ни­че­ство, в подав­ля­ю­щем сво­ем боль­шин­стве дале­кое не толь­ко от нау­ки, но даже от ее азов, пред­по­чи­та­ет «скром­но» умал­чи­вать про­бле­мы. Пара­док­саль­но, но факт: судь­ба казах­стан­ской нау­ки, за кото­рой под­час сто­ят ее кори­феи, сего­дня в нема­лой сте­пе­ни зави­сит от како­го-то мини­стер­ско­го клер­ка, едва вылу­пив­ше­го­ся из вузов­ской скор­лу­пы.

В обще­стве может создать­ся впе­чат­ле­ние, что оте­че­ствен­ная нау­ка бес­плод­на. Отча­сти такую репу­та­цию, дис­кре­ди­ти­ру­ю­щую казах­стан­ских уче­ных, созда­ют те, кто в бюро­кра­ти­че­ской иерар­хии сто­ит над нау­кой. Поэто­му, счи­таю, необ­хо­ди­мо раз­ра­бо­тать меха­низм пере­да­чи резуль­та­тов науч­ных иссле­до­ва­ний заин­те­ре­со­ван­ным потре­би­те­лям с уче­том инте­ре­сов раз­ра­бот­чи­ков.

ДИАГНОЗ: МАНИЛОВЩИНА

Насущ­ной про­бле­мой ста­но­вит­ся трудо­устройство выпуск­ни­ков вузов и кол­ле­джей. В нашей стране еже­год­но выпус­ка­ют­ся десят­ки тысяч моло­дых спе­ци­а­ли­стов. Одна­ко подав­ля­ю­щее боль­шин­ство из них не могут най­ти рабо­ту по спе­ци­аль­но­сти и вынуж­де­ны рабо­тать «арба­ке­ра­ми» на бара­хол­ках, «шабаш­ни­чать» где при­дет­ся или попол­нять ряды без­ра­бот­ных.

Спра­ши­ва­ет­ся, если госу­дар­ство не может обес­пе­чить спе­ци­а­ли­ста рабо­той, то зачем было его гото­вить, в боль­шин­стве слу­ча­ев за его же день­ги?

В стране не нала­жен науч­ный мони­то­ринг потреб­но­сти спе­ци­а­ли­стов в раз­лич­ных отрас­лях про­из­вод­ства и ведомств, и в этом заклю­ча­ет­ся, на наш взгляд, корень зла.

Вопро­сы про­хож­де­ния прак­ти­ки сту­ден­та­ми, про­бле­мы внед­ре­ния науч­ных раз­ра­бо­ток в про­из­вод­ство, тру­до­устрой­ство моло­дых спе­ци­а­ли­стов ста­ли прит­чей во язы­цех. Одна­ко воз и ныне там.

Прав­да, министр обра­зо­ва­ния и нау­ки РК Бакыт­жан Жума­гу­лов в интер­вью одно­му из оте­че­ствен­ных теле­ка­на­лов в фев­ра­ле это­го года заве­рил, что буду­щий спе­ци­а­лист уже с пер­вых дней уче­бы в вузе будет знать, где будет рабо­тать после его окон­ча­ния. Как гово­рит­ся, дай-то Бог.

Одна­ко извест­ный поли­ти­че­ский и обще­ствен­ный дея­тель Амир­жан Коса­нов счи­та­ет это мани­лов­щи­ной. По-види­мо­му, на то у него есть свои осно­ва­ния («Обще­ствен­ная пози­ция», 28.02.2013 г.).

Маг­жан ИСА,
ака­де­мик Ака­де­мии сель­ско­хо­зяй­ствен­ных
наук РК, док­тор био­ло­ги­че­ских наук, про­фес­сор

(Про­дол­же­ние сле­ду­ет)


Загрузка...

Эксперт. Значения слова эксперт в толковых словарях:

Толковый словарь Ожегова. Эксперт. - специалист, дающий заключение при рассмотрении какого-нибудь вопроса. Пример: Судебные экперт.
Ефремова Т.Ф. Толковый словарь русского языка. Эксперт. Специалист в какой-л. области знания, привлекаемый для того, чтобы высказать свое мнение, дать заключение по какому-л. делу, вопросу.

Дайджест новостей
On Top